Анастасия Ольговская: «Юрист – это не профессия, а призвание»

18. 06. 2018
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 343
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Анастасии Ольговской 25 лет. Она окончила юридический институт при Томском государственном университете, после получения диплома работала в прокуратуре, затем устроилась в юридическую фирму. Героиня нашего интервью – молодой специалист, решающий серьезные задачи.

Fotolia 101208832 424

Почему Вы выбрали профессию юриста?

Наверное, все дело в переизбытке чувства справедливости. Мне хотелось быть адвокатом и помогать всем, кто нуждается в помощи. Но адвокатом я так и не стала: немного ближе познакомившись с работой адвокатуры, я решила, что у прокурора больше возможностей бороться за справедливость. Так что все 5 лет учебы я специализировалась на уголовном и уголовно-процессуальном праве.

Как Вы оцениваете уровень подготовки в юридическом институте при ТГУ?

В целом у нас был довольно сильный педагогический состав и насыщенная программа. Но были и свои недостатки. Почему-то считалось, что юристам не нужны иностранные языки – у нас были уроки английского, но преподаватели подходили к ним спустя рукава. В результате за пять лет я забыла все, чему меня научили в лицее.

Еще один недостаток высветился, когда я уже начала работать. В вузе нас учили, что у любой юридической задачи есть лишь одно верное решение, а на практике выяснилось, что из пункта «А» в пункт «Б» ведет множество путей. Каждая из спорящих сторон может быть по-своему права, и чтобы успешно разрешить конфликт, надо уметь учитывать позицию каждого. В нашем вузе плюрализм мнений не приветствовался. Студентов учили не спорить, не отстаивать свою точку зрения, а запоминать то, что сказал преподаватель.

Иногда доходило до курьезов. За месяц-полтора до сдачи госэкзаменов вступил в действие новый Уголовно-процессуальный кодекс, который перечеркивал все то, что мы изучали по старому УПК РСФСР. А буквально через несколько дней Госдума внесла в новый кодекс поправки, и они тоже вступили в силу. На экзамене профессор потребовал назвать все основания прекращения уголовного дела и прекращение уголовного преследования. Я не назвала один пункт, так как он утратил свою силу. Профессор ничего не хотел слышать и заявил, что я плохо подготовилась. Меня спасло только то, что экзамен принимала коллегия, и другие преподаватели признали мою правоту.

Трудно ли было найти работу после получения диплома?

Как я уже говорила, я довольно рано поняла, что хочу работать в районной прокуратуре. После практики на втором курсе меня пригласили на должность общественного помощника. Им я проработала 2 года. Мне очень повезло с куратором. Это был следователь – отличный профессионал, который позволил мне полностью окунуться в профессию. Но с другой стороны, испробовав все и вся, я поняла, что прокуратура – это не мое.

Параллельно я начала работать в той юридической фирме, где работаю до сих пор. Я начинала с самых низов, с должности курьера, а спустя полгода меня уже перевели в помощники юриста. Постепенно уровень задач становился более высоким, нарабатывалась практика, и появлялся опыт.

Расскажите подробнее о своей работе в прокуратуре.

Я выполняла все функции следователя – ведение протоколов, осмотр места происшествия, походы в морги, допрос свидетелей, подозреваемых, выдвижение версий и работа с ними. Это была очень трудная работа: постоянный и очень жесткий контроль со стороны начальства, общение с самыми различными и не всегда приятными людьми, соприкосновение с чужой болью и подлостью. Я пропускала все через себя – а так нельзя, иначе можно запросто сломаться. Тут, как и в медицине, – надо либо полностью отрешаться от чужих проблем, либо не ввязываться не в свое дело. Я стала замечать, что работа в прокуратуре не приносит мне радости, и сразу оборвала эту нить.

Расскажите о фирме, в которой Вы сейчас работаете.

У нас небольшой штат сотрудников – всего 4 юриста. Однако мы решаем задачи весьма впечатляющие и по объему, и по уровню сложности. Наши клиенты – это довольно крупные предприятия Томска. Некоторые из них стоят у нас на полном юридическом обслуживании; с другими компаниями, где есть свои юристы, мы работаем над решением крупных проектов, с которыми по разными причинам не справляются их штатные сотрудники.

Вы очень молоды – возникают ли у Вас проблема недоверия со стороны клиентов?

К сожалению, такое действительно случается. У многих не укладывается в голове: как 25-летняя девушка может быть экспертом – тем более, в юриспруденции. Но с течением времени я сталкиваюсь с этим все меньше и меньше. Мне очень помог мой наставник, Виталий Крец, который с самого начала представлял меня клиентам как хорошего специалиста. А дальше уже все зависело от меня, и когда я на деле доказывала, что в состоянии справиться с серьезной задачей, вопросов о моей профпригодности уже не возникало.

Помогло и то, что мы с Крецем с самого начала поделили работу и точно обозначили: такие-то вопросы и клиенты относятся к сфере моей компетенции, а такие-то – к его.

А бывает, что Вас не «принимает всерьез» судья?

Мне кажется, что судьи вообще мало кого расценивают всерьез. Они сами – высший авторитет в зале суда. Что касается вежливости и уважительного отношения – то тут раз на раз не приходится. Есть люди адекватные, а есть – не очень. Я считаю, что если даже тебе пришлось столкнуться с откровенным самодуром, то прежде всего надо сохранять спокойствие. Хотя это, конечно, нелегко. Если судья не идет на чисто человеческий контакт, то надо использовать процессуальные средства и твердо придерживаться выбранной позиции.

Следует также помнить, что настойчивость и владение материалом дела – это ключ к успеху. У меня в практике были случаи, когда одно и то же ходатайство приходилось заявлять по 5-6 раз. И, в конце концов, мое упорство было вознаграждено. Что касается владения материалами – тщательно собранные сведения, фотографии, распечатки и к месту приведенные цитаты из закона всегда производят хорошее впечатление на судью. Чем серьезнее готовишься к процессу, тем положительней будет реакция.

Насколько велика загрузка в Вашей фирме? Приходится ли работать сверхурочно?

Я считаю, что настоящий профессионал должен укладываться в положенные 8 рабочих часов. Исключения, конечно, бывают, но если 10-12-часовой рабочий день – это норма, то у человека однозначно есть проблемы с управлением временными ресурсами.

В нашей компании сверхурочная работа не приветствуется. «Закрывая» людей на работе до позднего вечера, начальство рискует получить нездоровых сотрудников во всех смыслах этого слова. Авралы, конечно, случаются и у нас – но это скорее исключение, чем правило. Если сроки срываются и перенести их невозможно, то, конечно, на первое место ставятся интересы клиента.

Лично у меня очень много времени уходит на решение «канцелярских» задач: копирование документов, телефонные звонки и т.п. Было бы здорово, если бы наш штат пополнился офис-менеджером или помощником юриста: это сразу бы облегчило нам существование.

Есть ли у Вас какое-то хобби?

Чтение книг – не-юридической литературы, спорт: зимой – горные лыжи, коньки; летом – отдых на даче с родственниками и друзьями. Несомненно, на многое не хватает времени. Год назад мне пришлось отказаться от занятий йоги, поскольку у нас начался важный проект, которому я посвящала все силы. Я хожу на тренинги личностного роста и обучаюсь в психологическом центре по направлению «Гештальт-терапия». Это делается больше ради интереса, нежели для профессионального роста, хотя многие моменты очень помогают в общении с клиентами и сотрудниками.

Какие профессиональные цели Вы ставите перед собой?

Я не делаю «долгоиграющих» планов. Одно ясно – я буду работать в юриспруденции. Что касается ближайших перспектив, мне бы хотелось восстановить и улучшить мой английский язык и заняться изучением международного права.

Что бы Вы пожелали молодым людям, которые раздумывают, пойти ли им учиться на юриста?

Юрист – это не профессия, а призвание. Свое дело надо любить и понимать, что это очень кропотливая и серьезная работа. Жизнь адвокатов и следователей из кино имеет мало общего с действительностью. Если вы пошли на юрфак не по зову сердца, а по настоянию родственников или исходя из модности юридической профессии, велик шанс, что вы пожалеете об этом. Поэтому самое первое – нужно понять, та ли эта специальность, о которой вы мечтаете. Второе – не ограничивайтесь изучением университетской программы. Читайте больше, следите за изменениями в законодательстве. В настоящее время при многих факультетах существуют правовые клиники, где студенты под руководством преподавателей принимают граждан и оказывают им бесплатную юридическую помощь. Очень советую участвовать в их работе – это отличная практика. И третье – начинайте поиск работы задолго до получения диплома. В этом случае к моменту окончания вуза у вас будет определенный опыт и знания, что, несомненно, поможет вам устроиться в хорошую фирму.

Беседовала: Анна Жуковская

Опубликовано в журнале ЮБ №03-2008

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика