Новый год 1

Методика «Case Engineering»: эффективный инструмент ведения арбитражного процесса

12. 11. 2018
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 62
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)
  • Автор:
    Анна Жуковская

В условиях серьезной конкуренции на российском юридическом рынке одной из главных задач, стоящих перед профессиональными консультантами, становится индивидуализация предоставляемых услуг в виде различных продуктов, методик и инструментов.

bigstock Judge Holding 428

Такой подход позволяет упростить процесс оказания услуг, сделав его более понятным как клиенту, так и самому консультанту.

Кроме того, продуманные инструменты, имеющиеся в наличии у юридического консультанта, успешно выполняют и маркетинговую функцию: доносят особенности юридического продукта до клиента (что во многом определяет заинтересованность последнего в сотрудничестве с тем или иным консультантом). Наконец, еще одно важное достоинство таких методик и инструментов: они могут служить основой для проведения семинаров и других маркетинговых мероприятий, в рамках которых их можно представить и потенциальным клиентам.

Наши собеседники
Андрей Корельский – руководитель практики «Арбитраж. Конфликты. Судебные споры».
Константин Астафьев – старший юрист практики «Арбитраж. Конфликты. Судебные споры».

Один из таких продуктов, предлагаемых известной юридической фирмой «Вегас-Лекс», – методика Case Engineering, созданная специалистами этой компании.

В чем суть?

Методика Case Engineering была разработана в компании «Вегас-Лекс» два года назад для реализации проектов, связанных с арбитражным правом. Ее цель – повысить предсказуемость и прозрачность судебного разбирательства, как для участников процесса, так и для менеджеров и собственников компании, участвующей в арбитражном процессе. Кроме того, разработчики методики вели поиск инструментов, которые позволяли бы привлечь внимание традиционно перегруженного арбитража к конкретному делу, тем самым сводя к минимуму формализм при рассмотрении дела в суде.

Вопрос-ответ

Юридический бизнес: Как родилась идея создания методики «Case Engineering»?

Андрей Корельский: Отправной точкой создания методики послужили наиболее актуальные проблемы, возникающие у компаний в связи с их вовлечением в судебные разбирательства и последующим сопровождением дел. Одна из таких проблем, например, – неопределенность исхода судебного спора, причем не только на начальном этапе. Зачастую менеджеры компаний затрудняются дать четкие прогнозы в отношении исхода судебного спора даже на активной стадии проекта. Другая проблема – формализация судебного процесса (особенно в арбитражных судах), которая во многих случаях ведет к его необоснованному затягиванию. Так создаются предпосылки для правовых злоупотреблений, и не достигается один из главных принципов правосудия – принцип достижения в споре объективной истины по делу.

Если говорить в целом, именно исключение (либо снижение) подобных негативных рисков было основной нашей задачей при создании методики. Главным же критерием ее эффективности выступает достигнутый результат и мера его соответствия ожиданиям клиента.

К 2006 году у «Вегас-Лекс» сформировался более чем 10-летний успешный опыт сопровождения сложных и прецедентных судебных споров. Многие проекты были по-своему уникальны, и это требовало принятия нестандартных решений. Используемые нами приемы, подтвердившие свою эффективность, и легли в основу Case Engineering. Разумеется, речь идет не о каких-либо неправомерных действиях, способствующих необъективности судебного разбирательства: мы применяем основанные на законе методы, которые позволяют оказывать значительное влияние на формирование позиции суда по отдельным вопросам. И эти методы во многом способны определить исход судебного разбирательства.

Важное место в технологии отведено также поиску способов того, как вообще избежать судебного разбирательства, а также заранее определить его перспективы.

Отдельный раздел посвящен и выработке вариантов тактики ведения судебного процесса, заблаговременной подготовке к различным сценариям дальнейшего развития событий.

Дальнейшая доработка
А. Корельский: «Мы пристально отслеживаем происходящие изменения (как на законодательном уровне, так и в экономике в целом), вносим соответствующие поправки в инструментальную базу методики. Кроме того, немаловажную роль играет и изменение судебной практики, мониторинг которой мы осуществляем в режиме онлайн. Таким образом, мы обеспечиваем постоянное повышение эффективности методики».

Отмечен в методике и такой важный элемент успешного ведения арбитражного спора с привлечением внешнего консультанта, как коммуникации с внутренними юристами, топ-менеджментом и акционерами (собственниками) компании. «Исследования, проведенные на базе наших клиентов, показывают: конечный успех арбитражных разбирательств примерно на 50 % зависел именно от «коммуникативного» аспекта. Установив этот факт, мы сформулировали определенные правила поведения, которых следует придерживаться всем перечисленным лицам, – это позволит достигнуть максимально эффективного результата по делу», – отмечают в этой связи разработчики отчета.

Вопрос-ответ

ЮБ.: Можно ли выделить несколько ключевых факторов, влияющих на успех судебного процесса? Как Ваша методика повышает его эффективность?

А. Корельский: К таким факторам можно отнести планирование судебного процесса и проекта в целом, всестороннюю подготовку к судебному разбирательству, организацию эффективных внутрифирменных коммуникаций и т. п. Повышению эффективности этих факторов в той или иной степени способствуют все разработанные инструменты, используемые в рамках Case Engineering.

Основными факторами, обусловливающими эффективность методики, являются:

  • планируемость и вариативность результатов судебного спора;
  • комплексность и нестандартность подхода к судебному спору;
  • инновационная поведенческая политика в споре, начиная с претензионного этапа и заканчивая реализацией исполнительного производства;
  • расширенная работа с доказательствами, в том числе напрямую не предусмотренными АПК РФ;
  • применение обобщенного международного опыта в части использования различных процессуальных инструментов;
  • активное взаимодействие с экспертными и научными организациями при подготовке сложных экспертиз; и т. д.

В «Вегас-Лекс» успели оценить эффективность методики и убеждены, что в ближайшее время предлагаемые ими инструменты Case Engineering станут «общим местом» в любом арбитражном процессе.

Подготовиться заранее

Важнейшую часть методики составляет развернутое планирование стратегии и тактики арбитражного процесса. Авторы критикуют подход, при котором юрист, планируя свои действия в судебном процессе, делает такие оговорки, как «в зависимости от развития ситуации», «в зависимости от возможных аргументов оппонентов, реакции суда» и т. д. То есть он заранее занимает выжидательно-оборонительную позицию: «Если суд потребует раскрыть этот довод, тогда и представим это доказательство».

Создатели методики утверждают, что это – далеко не лучшая тактика для победы. Как минимум, выжидательная позиция приводит к существенному затягиванию арбитражного процесса: каждый факт представления дополнительных доказательств на практике откладывает судебное заседание в среднем на месяц.

Довольные клиенты
В «Вегас-Лекс» утверждают, что применение технологии Case Engineering дает очень хорошие результаты. «Несмотря на то, что «Вегас-Лекс» редко получает заказ на ведение «легких» арбитражных дел, уровень удовлетворенности клиентов по итогам двух лет применения методики составил 94 %», – отмечают в компании.

Напротив, хорошая организованность и спланированность действий позволяет избежать суеты, высвободить силы, которые уходили бы на лихорадочный поиск и принятие решений в условиях цейтнота (реагировать-то нужно быстро) и использовать эти силы на поддержание комплексной картины дела и выработку креативных идей для решения сложных задач, возникающих в процессе работы.

Кроме того, хорошее планирование позволяет более эффективно распределить собственные ресурсы и экономить временные и финансовые затраты – как свои, так и клиента. «Очевидные недостатки арбитражного планирования в большинстве случаев оборачиваются достоинствами – так же и дополнительные трудозатраты на начальном этапе впоследствии приводят к значительному сокращению затрат. Повышенные же требования к опыту и квалификации юриста, составляющего план проведения процесса, компенсируются возможностью передачи однотипных дел с уже разработанным и апробированным планом младшим коллегам», – отмечается в методике.

Вопрос-ответ

ЮБ.: Помогаете ли Вы учитывать планирование судебного процесса по Вашей методике в общих планах компании-клиента?

А. Корельский: В данный момент арбитражное судопроизводство – один из наиболее эффективных инструментов разрешения бизнес-конфликтов. В ряде случаев его инициирование направлено на достижение компанией конкретных целей и задач, что делает арбитраж в России одним из инструментов бизнес-стратегии.

С другой стороны, главный недостаток арбитражного судопроизводства – невозможность прогнозирования. Между тем, для менеджмента компаний, интересы и развитие которых зависят от принятого по конкретному делу судебного решения или от складывающейся ситуации в конкретной сфере судебной практики, эта информация является критической. Поэтому судебный процесс как часть бизнес-процесса компании планируется нами как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе с вариативностью результатов и встраивается в общий стратегический план развития компании на определенный период.

Повысить эффективность арбитражного процесса помогает также максимально возможное использование инструментов досудебного урегулирования конфликта. Это является наименее затратным способом решить проблему. Добросовестное применение досудебных способов разрешения спора через претензионный порядок, проведение переговоров и т. п. позволяет сформировать в глазах судьи так называемый образ «белого рыцаря».

Вопрос-ответ

ЮБ.: Что такое тактика «Белого рыцаря»?

Константин Астафьев: Это набор действий, который формирует в глазах судьи положительный имидж стороны процесса. Для создания такого имиджа сторона должна всеми возможными способами демонстрировать стремление урегулировать спор в досудебном порядке и тем самым сформировать у судьи мнение, что лишь злостное уклонение процессуального оппонента от исполнения обязательств и неспособность к мирному разрешению спора привела сторону к необходимости обратиться в суд. Чаще всего тактика «белого рыцаря» работает в отношении истца, но иногда используется и ответчиком.

Российская специфика

Методика разработана с учетом российских реалий, т. к. является результатом тщательного анализа судебных решений, обобщения опыта – как собственного, так и по той или иной судебной инстанции в целом. При подготовке методики Case Engineering специалисты фирмы проанализировали свыше 200 наиболее сложных арбитражных дел. Причем, исследования проводились как на базе арбитражного портфеля клиентов «Вегас-Лекс», так и на базе судебных актов, полученных из открытых источников. «Наибольшее внимание мы уделили делам с высокой степенью судебного усмотрения и отсутствием однозначно сложившейся практики, то есть кейсам, по которым решение могло быть вынесено как в пользу истца, так и в пользу ответчика», – отмечают разработчики продукта.

В методике представлены конкретные советы и многочисленные ссылки на отдельные статьи законодательных актов. Т. е. это именно инструмент, который клиенты могут непосредственно использовать в своей процессуальной работе.

Вопрос-ответ

ЮБ.: Судейское сообщество в России отличается своей консервативностью. Видите ли Вы здесь какие-то позитивные сдвиги?

А. Корельский: Да, несомненно, не все предлагаемые в методике инструменты воспринимаются судейским сообществом однозначно. Особенно это касается арбитражного судопроизводства в отдаленных регионах. Однако в «Вегас-Лекс» очень оптимистично смотрят на перспективы дальнейшего распространения идей, заложенных в методике, во все более широкой арбитражной практике.

В первую очередь, наши ожидания базируются на позиции Высшего арбитражного суда РФ (ВАС РФ), представители которого неоднократно высказывались о необходимости отхода от формализма в арбитражном судопроизводстве и гипертрофированного значения письменных доказательств, а также об отсутствии активной направленности судов на полное и всестороннее рассмотрение дел на основе всевозможных инструментов, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом (АПК РФ), но не реализуемых на практике.

Разрабатывая ту часть технологии, которая связана с работой с доказательствами, специалисты «Вегас-Лекс» пытались преодолеть один из серьезнейших «архаизмов» в практике арбитражных судов – излишнюю формализованность российского арбитражного процесса. Она выражается, прежде всего, в рассмотрении в качестве главных доказательств исключительно письменных документов (договоров, актов, переписки сторон), созданных сторонами судебного процесса, и в отказе в принятии в качестве письменных доказательств документов, изданных третьими лицами, относя их к категории не отвечающих признакам допустимости.

Креативные юристы

В российских условиях от юристов требуется особый, творческий подход и поиск неоднозначных, на первый взгляд, решений. С момента разработки методики и по итогам ее более чем двухлетнего практического применения специалисты «Вегас-Лекс» разработали и усовершенствовали около 30 инструментов, прямо допускаемых процессуальным законодательством, но редко применяемых сторонами на практике – в основном, из-за так называемого «формализованного подхода» к оценке доказательств и ведению арбитражного процесса.

PowerPoint в суде?
В методике предлагается использовать и такой распространенный в бизнес-среде инструмент, как презентация в MS PowerPoint. «Простая и понятная презентация, представленная стороной, позволит достичь большего успеха в понимании ситуации, чем 30 томов письменных материалов. Конечно, мы не говорим о самостоятельном значении таких доказательств, но в совокупности с остальными они вполне могут подлежать оценке», – говорится в методике.

К примеру, одним из инновационных подходов доказывания, согласно методике, является аффидевит, который, в свою очередь, является неотъемлемой частью программы работы со свидетелями.

Вопрос-ответ

ЮБ.: Расскажите подробнее о практике применения аффидевита в рамках методики «Case Engineering».

К. Астафьев: Суть применения этого инструмента заключается в том, что для преодоления проблемы, связанной с неявкой свидетеля в суд, готовятся нотариально заверенные письменные показания свидетеля, приобщаемые к материалам дела в виде отдельного процессуального документа (аффидевита). Аффидевит базируется на праве нотариусов обеспечивать доказательства (ст. 102, ст. 103 Основ законодательства о нотариате) путем допроса свидетелей, осмотра письменных и вещественных доказательств и назначения экспертизы. Даже если суд не примет такие свидетельские показания, их можно приобщить к делу в качестве «иных доказательств» (ст. 89 АРК РФ).

Реализуя аффидевит на практике, мы без непосредственного вызова свидетеля в суд представляем в материалы дела документ, однозначно вызывающий интерес у суда и подлежащий прочтению им. Тем самым достигается необходимый нам психологический эффект, а порой и эффект по существу – изложенные простым «неюридическим» языком сведения могут существенно изменить мнение суда по поводу определенных фактов и обстоятельств дела.

Уделяя особое внимание форме и содержанию заключения и выбору специалиста, личность которого внушала бы суду доверие, специалисты «Вегас-Лекс» используют и такой редко применяемый инструмент доказывания, как заключение специалиста (досудебная экспертиза).

Вопрос-ответ

ЮБ.: В чем заключается инновационность применения досудебной экспертизы в арбитражном процессе?

К. Астафьев: Здесь методика ориентируется на преодоление основной ошибки, допускаемой сторонами, которые ходатайствуют о назначении экспертизы, – попытки заставить эксперта заняться установлением фактических обстоятельств дела. Между тем, это прерогатива суда – для позиции стороны такая экспертиза может принести только вред. Действуя по методике, при проведении таких экспертиз мы выделяем базовый, доктринальный вопрос, то есть область, в которой требуются специальные познания конкретного эксперта. Таким образом, не вторгаясь в компетенцию суда на оценку всех доказательств на основании внутреннего убеждения, мы точечно оказываем ему содействие в оценке. При этом легитимность заключения специалиста в процессе досудебной экспертизы обеспечивается тем, что она назначается нотариусом. В таком случае, она служит мерой обеспечения доказательств, а ее результат (заключение эксперта) – доказательством, соответствующим требованиям арбитражного процессуального законодательства (статья 85 АПК РФ).

Обращается методика и к такому виду доказательств, как фотографии, аудио- и видеозаписи. Для обеспечения эффективности использования данного инструмента специалисты фирмы применяют нотариально обеспеченное доказательство: в этом случае в суд предоставляется не «набор фотографий», а протокол осмотра доказательства по месту его нахождения (с приложением фото- или видеоматериалов). Методика содержит подробное описание требований к проведению такой экспертизы, в т. ч. правила проведения фотосъемки, рекомендации по привлечению криминалиста и т. д.

Кроме того, в методике также упоминаются такие инструменты доказывания, как социологические исследования, подготовка Меморандума арбитражной практики и др.

Вопрос-ответ

ЮБ.: Расскажите, пожалуйста, об особенностях подготовки Меморандума арбитражной практики.

К. Астафьев: Мы осуществляем подготовку такого документа практически по любому арбитражному кейсу. В Меморандум включаются выдержки из постановлений Пленума и Президиума ВАС РФ, обзоров арбитражной практики и информационных писем, а также из актов Конституционного суда РФ, приобретающих все более самостоятельное доказательственное значение, и постановлений кассационных инстанций по всем судебным округам.

Более того: растущая прозрачность и публикуемость судебных актов позволяет нам включать в Меморандум постановления судов нижестоящих инстанций. При этом проводится количественный анализ решений, вынесенных по данной категории дел, и устанавливается доминирующий тренд в толковании закона. Это дает судье возможность убедиться, что его решение, диаметрально противоположное тренду, в перспективе даст не только повод для обжалования такого решения в порядке надзора, но и основание вышестоящим инстанциям судить о квалификации судьи (с соответствующими выводами).

Внутренняя организация

Еще одним преимуществом методики является ее использование для организации внутренней работы юридических консультантов.

Вопрос-ответ

Ю Б.: Как Case Engineering позволяет Вам управлять работой специалистов, занятых в проекте по арбитражному спору?

А. Корельский: Сопровождение проекта, как правило, осуществляется рабочей группой в составе юристов-экспертов из разных практик – это обусловлено спецификой конкретного судебного спора. В большей степени методика позволяет организовать эффективное взаимодействие консультанта со структурными подразделениями компании клиента, а также эффективные коммуникации всех участников судебного процесса. Если говорить о коммуникациях, то треть методики посвящена именно этому аспекту, включающему в себя не только (и не столько) юридическое содержание, но также серьезные сведения из области психологии и теории коммуникаций.

Вариант методики, который используется для организации внутренней работы специалистов по конкретным арбитражным делам, является более подробным и содержит большой блок, посвященный управлению коммуникациями в ходе реализации арбитражного процесса.

Практические различия
ЮБ: Есть ли какие-то вариации применения Case Engineering для сопровождения арбитражных дел в разных сферах (налоги, недвижимость и т. д.)?
К. Астафьев: «Безусловно, есть. Различные категории споров имеют свою специфику, и каждое направление имеет свой «базисный пакет инструментария», специально разработанный под него. Например, эффективность такого инструмента, как свидетельские показания или аффидевит (нотариально заверенные показания свидетелей) чрезвычайно велика в налоговых спорах по «недобросовестным поставщикам», тогда как в спорах по взысканию просроченной задолженности, где процесс, как правило, носит сугубо документальный характер, этот инструмент работает не столь безотказно».

Вопрос-ответ

Ю Б.: В чем отличие внутреннего варианта методики от распространяемого публично?

К. Астафьев: В презентационных материалах мы рассказываем лишь о некоторых инструментах методики, а именно – о проверенных и доказавших на практике свою эффективность. На сегодняшний день специалистами фирмы разработано и используется около 30 инструментов, применяемых с учетом специфики конкретного арбитражного дела. Безусловно, не все эти инструменты мы раскрываем широкой общественности – и дело здесь не в том, что такие инструменты может применить кто угодно; главные аспекты – это порядок подготовки и применения инструментов доказывания. Как правильно реализовать инструмент на практике, чтобы он был применен судом, – вот наше главнейшее ноу-хау. Количество материалов, наработанных фирмой по Case Engineering, уже составляет небольшую научно-практическую библиотеку для экспертов «Вегас-Лекс».

В наших последующих материалах мы еще не раз обратимся к весьма ценному знанию, заложенному в методике Case Engineering, в частности расскажем о подходах фирмы «Вегас-Лекс» к управлению ожиданиями клиентов в ходе сопровождения арбитражного процесса.

Опубликовано в журнале Юридический бизнес, 2009

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика