Ворчание ягнят

26. 11. 2017
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 37

«В наш век нет веры в людей», и мы все более и более становимся каким-то расслабленными и склонными смотреть на все сквозь пальцы, попускать разные сомнительные деяния и сживаться со всяким злом. Особенно заметно это, когда взглянем на отношение общества к суду.

У всех еще на памяти то время, когда судебные процессы вызывали всеобщий интерес, блестящие построения юристов рождали споры, шевелили общество, которое внимательно следило за судебною практикою, сознавая, что суд призван охранять интересы каждого из нас. По судебным решениям мы следили за направлением общественной жизни. Тогда мы не были индифферентны, заступались и за чужие права, зная хорошо, что в таком заступничестве мы друг друга оберегаем. Но похожи ли новые времена на недавно минувшие? Увы! Теперь всеобщее равнодушие и апатия; теперь нам нужны пикантные сценки и скандальчики для того, чтобы нас на короткое время позабавить, и то на очень короткое время, так как уже видывали всякие виды, и скандальчиками нас не удивишь.

Но о чем тужить, скажут нам. Теперь настала пора мирного жития. Общество отдыхает и ему нет никакой надобности углубляться в судебные процессы. Где две собаки дерутся, там третья не вмешивается. Каждый имеет свое дело...
Однако такие современные взгляды не утешительны. Если общество здорово, тогда его бодрый дух всегда и всюду проявляется, а между тем мы замечаем другое, - в нашем обществе полное отсутствие энергии; у нас только время от времени проявляются маленькие вспышки, после которых все укладывается в старый порядок.

В данном случае мы не намерены вдаваться в анализ всей общественной жизни, но имеем в виду коснуться определенной области, именно судебной сферы, в которой наблюдения за общественным настроением могут быть наиболее безошибочными. Мы намерены обратить внимание на отношение общества к суду и на последствия, отсюда вытекающие. Суд не призван ни руководить нами, ни направлять наши силы на известные пути. Его задача ограничивается охранением законного порядка. С этою целью суд служит обществу. Но, несомненно, однако, что деятельность суда тесно связана с направлением общественной жизни, потребности которой на ней отражаются. Однако при всем том суд прежде всего призван быть на страже закона. Он должен быть чужд увлечениям минуты. Его достоинство, авторитет, сила, словом все выдающиеся черты, которые мы должны ценить, заключаются в том уважении к закону, которое выражается в судебном решении. Если суд свободно и безнаказанно бракует законы, находя их несправедливыми, то такая его деятельность не должна вызывать наших симпатий. Сознательное отступление от закона со стороны суда есть преступление. Если мы доведем свободу суда до того, что будем признавать его безответственным за сознательное отступление от закона, то суд очутится на скользком пути. Тогда общество потеряет всякую гарантию в неприкосновенности и нерушимости его прав. В наше время в обществе живет столько диаметрально противоположных принципов и противоречивых идей – и все во имя общественного интереса, - что если мы станем смотреть снисходительно на оправдательные мотивы, тогда возможно будет каждого оправдать; тогда также появятся у нас суды партий, но это не суды, так как их девиз – право сильного.

Живущие в нашем обществе ошибочные понятия об обязанностях судьи в гражданском процессе составляют в значительной степени результат того общественного настроения, о котором была речь впереди. Благодаря всеобщему равнодушию, мы не только не интересуемся гражданскими делами, но и уголовные выдающиеся процессы нас занимают слегка, лишь с точки зрения их пикантности или как скандал. Но какая разница для общества в том, что творит кривду из корыстных, или же из каких либо других видов? Разницы нет. Суд должен решать по закону. Умышленно отвергая закон, он ставит себя вне закона. Он перестает быть судом. Наши превратные понятия об ответственности судьи, объясняются тем, что мы привыкли думать, будто суждения о гражданском процессе составляют привилегию лишь адвокатского сословия, что оно в них только компетентно; благодаря этому наша юриспруденция становится не наукою жизни, но какою то схоластикою. Юрист зарывается в многотомных собраниях решений, там он вдохновляется, а общество считает себя совсем некомпетентным в суждениях о своих правах. Нормально ли это?

 
Яндекс.Метрика