Избрание меры пресечения связанной с лишением свободы в условиях распространения Коронавирусной инфекции

11. 05. 2020
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 543
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)
  • Автор:
    Мешков Вячеслав Игоревич

Адвокат АКА «ГРИФОН» рассказывает о том, как складывается работа по уголовным делам в условиях введенных ограничений.

bigstock Concept Of Graduate Online Stu 288629290 428

Указом Президента Российской Федерации от 02.04.2020 №239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации с 04 по 30 апреля 2020 года установлены нерабочие дни.

В соответствии с постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Совета судей Российской Федерации от 18.03.2020 № 808 в период с 19.03.2020 по 10.04.2020 судами подлежат рассмотрению только категории дел безотлагательного характера, а также дела в порядке приказного и упрощенного производства.

08.04.2020 Верховным Судом принято Постановление Президиума № № 821. Согласно пункту 3 данного Постановления судам кроме прочего рекомендовано рассматривать дела и материалы безотлагательного характера (об избрании, продлении, отмене или изменении меры пресечения), этим же Постановлением продлен режим ограниченной работы судов по 30 апреля 2020 года.

В целом практика районных судов города Москвы при рассмотрения ходатайств следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, не претерпела каких-либо существенных изменений в связи с распространением Коронавирусной инфекции.

Суды продолжают, удовлетворять данные ходатайства в условиях распространения Коронавирусной инфекции, а ходатайства стороны защиты об избрании менее строгой меры пресечения в виде домашнего ареста, залога, или подписки о невыезде остаются неудовлетворенными. По всей видимости, на такую практику не сможет повлиять письмо директора ФСИН России Калашникова А.П. в Верховный Суд России. Так в письме сказано, что в условиях пандемии подозреваемых по экономическим статьям, а также статьям легкой и средней тяжести можно перевести под домашний арест с целью минимизировать угрозу появления Коронавирусной инфекции в учреждениях ФСИН России (https://www.bfm.ru/news/441711).

Увы, суды продолжают даже по экономическим преступлениям несмотря на прямой запрет установленный ч. 1.1. ст. 108 УПК РФ избирать самую строгую меру пресечения в виде заключения под стражу.

Постановления судов мотивируются стандартными формулировками о тяжести совершенного преступления, а также предположением о том, что подозреваемый может скрыться от органов предварительного следствия, и продолжить заниматься преступной деятельностью находясь на свободе.
В апреле 2020 я участвовал в качестве защитника в трех судебных заседаниях, в которых избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу, и продлялся срок заключения под стражу. Стоит отметить, что судебные заседания в целом проходили без большой задержки и с соблюдением всеми сторонами мер предосторожности: судья, прокурор, секретарь, а также обвиняемые были в защитных масках.

При этом в Московском городском суде, присутствие обвиняемого при рассмотрении апелляционных жалоб на постановления об избрании меры пресечения была обеспечена через систему видеоконференц-связи, хотя несколько коллег уведомляли меня о том, что их доверителей к участию в процесс не допускали, уведомляя суд соответствующей служебной запиской.

По сообщениям Верховного суда России всего за период с 18 марта 2020 по 20 апреля 2020 года проведено 8 тыс. судебных заседаний с использованием систем видеоконференц-связи (https://www.vsrf.ru/press_center/news/28858/).

В указанных выше заседаниях суд задавал стандартные вопросы, как стороне защиты, так и стороне обвинения касающееся обоснованности возможности лишения свободы обвиняемого на период производства предварительного следствия. Вопрос наличия или отсутствия заболевания именно Коронавирусной инфекции не ставился, и во всех случаях суд избирал самую строгую меру пресечения в виде заключения под стражу, а также продлял срок содержания под стражей.

Поданные апелляционные жалобы на указанные постановления были оставлены Московским городским судом без удовлетворения, при этом апелляционная инстанция также не стала выяснять наличие у обвиняемого Коронавирусной инфекции.

Согласно сформированного подхода Верховным Судом при рассмотрении обоснованности ходатайства следователя суду надлежит учитывать также обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, - тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»).

При этом в каждом судебном заседании суд выяснял, имеются ли у обвиняемого болезни, препятствующие его нахождению в СИЗО, и в каждом случае получал отрицательный ответ.

Сам перечень болезней перечислен в Постановлении Правительства РФ от 06.02.2004 N 54, согласно которому Коронавирусная инфекция не является тяжелым заболеванием и не препятствует нахождению обвиняемого или подсудимого в СИЗО, и даже в случае заражения обвиняемого непосредственно в СИЗО, или при выявлении у него признаков Коронавирусной инфекции после заключения под стражу, это обстоятельство ни коим образом не послужит основанием для изменения меры пресечения на менее тяжкую и не связанную с лишением свободы.

По моей информации в СИЗО города Москвы созданы все условия для предотвращения распространения вирусной инфекции. Так одного из подзащитных моего коллеги-адвоката после его жалоб на здоровье (анализами подтвержден низкий уровень гемоглобина и ослабленный иммунитет) была оказана медицинская помощь путем перевода в медицинский блок.

Ознакомившись с новостными информационными ресурсами, сайтами судов общей юрисдикции, новостными публикациями на сайтах судов апелляционной и кассационной инстанции я не смог найти не одного прецедента, при котором при наличии документально подтвержденного факта болезни Коронавирусной инфекции суд изменил меру пресечения и освободил из под стражи подсудимого из зала суда.

Следует отметить, что суды России работают практически в таком же режиме, как и большинство судов иных стран пострадавших от Коронавирусной инфекции. Так согласно информации ВС РФ, судебная власть в большинстве государств мира, равно как и международные суды, не заявляют о полном приостановлении своей деятельности, а лишь откладывают публичное рассмотрение дела (https://rg.ru/2020/04/08/vs-rf-sudy-v-bolshinstve-gosudarstv-vvodiat-ogranicheniia-na-vremia-pandemii.html). При этом документооборот ведется только в электронном виде в частотности об этом прямо объявил Высокий Суд Великобритании (https://www.vsrf.ru/press_center/news/28842/).

В настоящий момент большинство моих коллег юристов считают, что после снятия режима самоизоляции и после окончания нерабочих дней, судебную систему России, как и других стран, могут ожидать изменения касающиеся доступа граждан к правосудию путем использования системы видеоконференц-связи через домашний компьютер, или мобильное приложение. Тем более уже в апреле 2020 года первый процесс с использованием такой системы был осуществлен Верховным судом.

 
Яндекс.Метрика