Новый год 1

Пинни Эллен: изменить все, не изменяя себе

20. 08. 2018
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 259
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Пинни Эллен, выпускница Гарварда и партнер одной из престижнейших юридических фирм Атланты Alston & Bird, совершила довольно парадоксальный шаг.

Fotolia 90739773 XS1

Добившись значительных карьерных высот, она решила отказаться от юриспруденции и стать директором школы для девочек. И это при том, что Эллен занимала в Alston & Bird весьма видную позицию: более 10 лет она возглавляла Налоговый отдел и была членом исполнительного комитета. «Я могла бы делать то же самое еще 10 лет, – призналась Эллен. – Но при этом я бы чувствовала, что пытаюсь покорять уже покоренную вершину и решать не раз решенные проблемы».

Почему Вы выбрали профессию юриста?

Возможно, мой ответ покажется вам наивным. Когда мне было 16 лет, я попала в автомобильную аварию. Несмотря на то, что в случившемся не было моей вины и люди, сидевшие в другой машине, не пострадали, они потребовали компенсацию. В результате моя страховая компания была вынуждена платить за вымышленный ущерб. Именно тогда я решила, что хочу стать юристом, чтобы предотвращать подобные случаи. Позднее пришло понимание, что юриспруденция – это один из путей развития бизнеса и экономики в целом, при этом юридическое образование вкупе с развитием критического и логического мышления – отличный тренинг для целого ряда различных профессий. К последнему курсу в колледже, я все чаще и чаще размышляла на эту тему и после получения диплома по экономике поступила в юридическую школу при Гарвардском университете.

С чего началась Ваша адвокатская деятельность?

Я приехала в Атланту в 1979 году. И когда мне вспоминаются мои первые шаги, я неизменно ловлю себя на мысли: «Как же мне повезло!». Мне довелось работать с выдающимися адвокатами, которые действительно заботились обо мне и помогали выстраивать успешную карьеру.

Дела были самыми разными, и мне доставляло особое удовольствие изучать новую индустрию – ее ключевые факторы и особенности юридических проблем. Я работала с кабельным телевидением, строительными фирмами, издательствами и медицинскими учреждениями.

Вы специализировались на налоговом законодательстве. Что именно привлекло Вас в эту сферу?

Юрист, специализирующийся на налогах, это адвокат адвокатов. Большую часть рабочего времени я проводила, консультируя других юристов. Налоговое законодательство США весьма запутанно и малейший промах в оформлении сделки мог привести к довольно печальным последствиям. Федеральный налоговый кодекс был принят еще в 1913 году и со временем оброс всевозможными изменениями и дополнениями, которые постоянно меняются. В результате адвокаты-налоговики никогда не остаются без работы. Но чтобы любить налоговое право, надо любить искать ответы на сложные вопросы. Мне это безумно нравилось.

Вы добились всего, что может пожелать успешный юрист: больших гонораров, признания, профессиональных наград. Как Вы считаете, что именно помогло Вам преуспеть?

Наверное нельзя выделить какой-то ключевой фактор – все они действуют в равной степени. Единственное, что можно сказать: я действительно очень много работала и очень старалась. К тому же мне очень повезло с тем, что меня приняли в Гарвард. Но даже если у человека есть престижное образование, способности и трудолюбие, на этом далеко не уедешь. Многие увлеченные своей профессией юристы оказываются в ситуации, когда они не в состоянии положиться на окружающих. И тогда карьера начинает пробуксовывать. Я считаю, что успешный адвокат обязательно должен заботиться о людях и иметь чувство юмора. Это помогает внести элемент человечности, облегчает тяжелую работу и, в конечном счете, делает вас более эффективным профессионалом – особенно когда вы поднимаетесь по служебной лестнице. Если этого не будет, работа «съест» вас.

Как Вы считаете, сильно ли отличаются профессиональные подходы адвоката-мужчины и адвоката-женщины?

В юридическом бизнесе не бывает, чтобы «один размер подходил всем». Если у вас в фирме есть управленцы, имеющие различные подходы, вы можете сформировать команду под нужды каждого конкретного клиента. Кому-то удобнее работать с женщинами, кому-то с мужчинами. Но тенденция сейчас такова, что нанимателями адвокатов все чаще становятся женщины – и в некоторых случаях они гораздо быстрее находят общий язык с представительницами своего пола.

Многие Ваши подчиненные отзываются о Вас как о талантливом менторе. Каковы, на Ваш взгляд, ключевые качества хорошего наставника?

Ментор чрезвычайно важен для становления молодого юриста. В юриспруденции очень много моментов, которым можно научиться только на практике – когда тебе помогают и вдохновляют на великие дела. В первую очередь ментор должен быть готов уделять время своему подопечному – а вопрос времени в нашей профессии стоит очень остро. Просмотреть бумаги, присутствовать на консультациях, позже обсудить с учеником, как прошли переговоры, – все это требует со стороны ментора усилий. Гораздо проще «не заметить» ошибки молодого специалиста, нежели тактично и терпеливо объяснить ему, как надо было поступать в том или ином случае.

Второй важный момент – политика «открытых дверей». Ученик должен знать, что он всегда может попросить о помощи.

Очень щекотливый вопрос – критика работы ученика. Ему важно знать, что ментор всегда на его стороне; что его цель – не обидеть или унизить, а помочь добиться высоких результатов.

Разумеется, заниматься «пестованием молодняка» непросто. Ментор должен искать для своих учеников интересные проекты, помогать им налаживать связи, предоставлять шанс выступить на конференции или написать статью в профессиональный журнал. Это трудная работа, но лично я получаю от нее ни с чем не сравнимое удовольствие.

На протяжении долгого времени Вы занимались «женским вопросом». Что удалось сделать в этом направлении?

Когда я пришла в Alston, Miller & Gaines (это была предшественница Alston & Bird), в ней работало 80 юристов, и только 8 из них были женщины. И многие «женские вопросы» просто никогда не поднимались. Например, никто не задумывался над тем, что женщинам надо бы предоставлять оплачиваемый отпуск по беременности и родам или возможность работать неполный рабочий день. Но по мере того, как в наш штат принималось все больше и больше женщин, фирма постепенно начинала менять свою политику.

Лично я занималась проектом по снижению количества рабочих часов для молодых матерей, и потом сама в течение нескольких лет пользовалась его плодами. В результате у меня была возможность уделять моим дочерям гораздо больше времени: учить с ними уроки и водить их в кружки и секции.

Я также занималась программой по развитию карьеры женщин-адвокатов. В 1980-х годах понятие «успешный адвокат» означало, что ты знаешь кучу людей, которые в потенциале могут стать твоими клиентами. Для многих женщин это была совершенно неприемлемая модель. Речь шла и о чисто социальных моментах – женщина далеко не всегда могла «тусоваться» в мужских компаниях и, соответственно, нарабатывать нужные связи. Остро стоял вопрос нехватки времени – если у женщины есть дети, она скорее будет заниматься ими, нежели отправится играть в гольф или рыбачить с потенциальными клиентами. Ну и наконец свою роль играла разность интересов. В таких условиях женщины-адвокаты всегда проигрывали адвокатам-мужчинам.

Мы разрабатывали альтернативные методики развития карьеры и показывали нашим сотрудницам, что если ты хочешь добиться карьерного роста, тебе надо стать незаменимым работником. Можно быть экспертом в какой-то области права, можно стать отличным менеджером или заняться наращиванием клиентской базы. Еще один вариант – обзаводится связями, которые позволяют успешно рекламировать фирму и ее услуги. Одним словом, женщине нужно было выбрать, что ей больше всего подходит, и сфокусироваться на данной сфере.

Расскажите о Вашем опыте работы в Женском фонде Атланты.

Работа в этом фонде – огромная часть моей жизни. Когда моя старшая дочь была маленькой, мы с мужем наняли няню. Она проработала год, и мы предложили купить ей медицинскую страховку. И когда мы попытались это сделать, медицинский осмотр показал, что у нашей няни рак груди. Страховая компания побоялась связываться с заведомо «дорогостоящим» клиентом, и няне было отказано в страховке. Она продолжала работать у нас во время лечения химио- и радиотерапией и позже помогала нам растить нашу вторую дочь. Но болезнь вернулась, и через три месяца няня умерла.

Я не могла понять, как женщина, живущая в такой богатой стране как США, может оказаться без базовой медицинской помощи, которая помогла бы обнаружить болезнь на более ранней стадии.

Практически в то же самое время, когда случилось это несчастье, группа женщин-адвокатов основала в Атланте Женский фонд. Я тут же подключилась к работе – и с тех пор принимаю активнейшее участие в его проектах, посвященных вопросам женского здоровья, образования и предотвращения домашнего насилия.

Вы решили сменить карьеру адвоката на место директора школы. Что послужило причиной столь радикального шага?

Я всегда любила приходить в школу к моим дочерям. Мне нравилось принимать участие в заседаниях попечительского комитета, нравилась сама школьная атмосфера.

Что касается причины – как я уже говорила, мне очень везло в моей юридической карьере. Я работала с потрясающими людьми над потрясающими проектами. Я, конечно, могла бы делать это еще на протяжении 10 лет, но мне хотелось чего-то нового. Я знаю, что буду скучать по юридической практике, но тем не менее меня радуют перспективы новой профессии и особенно тот факт, что я смогу дать что-то новое моему городу, которому я стольким обязана.

Вам бы хотелось самой преподавать?

Безусловно. У меня уже есть несколько интересных идей на этот счет. Самые важные навыки, которые пригодятся нашим ученицам в жизни – это умение четко мыслить и излагать своим мысли в письменном виде. Мне бы хотелось вести некий «курс молодого бойца» по писательскому мастерству. Кроме того, я мечтаю создать курс «Загадки и игры», где основной упор будет делаться на применении математических принципов к каждодневной жизни. Его конечная цель – научить девочек аналитическому мышлению. В мире, где количество информации растет с неимоверной скоростью, не так важно умение запоминать конкретные факты, как умение их находить, анализировать и делать соответствующие выводы.

Что бы Вы могли посоветовать молодым женщинам, которые хотят добиться лидерских позиций в своей профессии?

В первую очередь, никогда не упускайте возможности учиться новому. Знакомьтесь с новыми людьми, пробуйте себя в новом амплуа. Наверняка это «новое» будет страшить вас, но у вас появится навык – вы сможете выживать в незнакомой среде. Второе – работайте много и упорно. Если этого не будет – ничто вам не поможет. И последнее, самое важное – не изменяйте себе. Возможно, это звучит банально, но я не верю в то, что можно быть успешным лидером и при этом чувствовать себя не на своем месте. Не торопитесь – узнайте, что вы за человек и чего действительно хотите от жизни. Будьте веселы и умейте смеяться – и у вас все обязательно получится.

Беседовала Гузель Баязитова

Опубликовано в журнале Юридический бизнес, 2008 год

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика