Сарена Строус: «Мне жаль тех юристов, которые не любят свою работу»

11. 12. 2017
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 651
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Строус Сарена

Сарена Строус (Sarena Straus) пять лет проработала в прокуратуре Бронкса, одного из самых неблагополучных районов Нью-Йорка.

Она является автором книги «Прокурор округа Бронкс: реальные истории отдела расследований сексуальных преступлений и домашнего насилия». Сарена также регулярно выступает на телевидении и радио в качестве эксперта по уголовным делам и пишет статьи на правовые темы.

Имя: Сарена Строус
Возраст: 36 лет
Знак зодиака: рак
Специальность: право
Род занятий: адвокат
Местожительство: Нью-Йорк, США

Расскажите немного о себе. Как Вы стали юристом?

В детстве я была упорным и своенравным ребенком, и мне часто говорили, что я должна пойти в адвокаты. Но меня никогда особенно не интересовала эта сфера, так что в колледже я занялась психологией, в частности — арт-терапией. Но потом мне пришлось поработать в программе Колумбийской юридической школы, и это перевернуло мою жизнь. Мы помогали будущим юристам, которые собирались представлять интересы детей-сирот, и в наши задачи входила психологическая подготовка студентов. Мне всегда хотелось служить высоким идеалам и быть альтруисткой, и я подумала, что диплом юриста мог бы пригодиться мне для защиты обездоленных детей.

В какой момент Вы ощутили себя успешным профессионалом?

Я считаю, что вряд ли существует предел совершенству. Нельзя сказать себе: «Все, я успешный профессионал и дальше развиваться уже некуда». Если же говорить об удовлетворении от своей работы, то это чувство появилось, когда я стала прокурором. У меня появилось ощущение, что годы, потраченные на образование, и очень тяжелый начальный период в прокуратуре прошли не зря.

 А каким именно был критерий успеха?

По сравнению с адвокатами, прокуроры в США не зарабатывают больших денег. Деньги – это вообще не мой показатель. Лично для меня успех был связан с тем, что я реально помогала людям из очень неблагополучного района. Мне важно любить то, чем я занимаюсь. Если ты каждый день с радостью идешь на работу – это успех. Поэтому мне непонятна позиция тех юристов, которые терпеть не могут свою работу и в то же время считают себя успешными людьми.

У Вас весьма необычная позиция для юриста.

Я считаю, что любовь к тому, что ты делаешь, и составляет человеческое счастье. А никак не наличие «Бентли» или пентхауса. Можно ездить на самой дорогой машине, жить в самой роскошной квартире и искренне ненавидеть свою жизнь. Мне гораздо ближе альтруистический подход: работа прокурора в Бронксе или бесплатное правовое обслуживание музея.

Почему Вы выбрали такую профессию как прокурор по уголовным делам, связанным с домашним и сексуальным насилием?

Еще во время обучения в колледже я узнала, что мой отец в детстве стал жертвой физического насилия. Для меня это был шок, и я решила приложить все силы для того, чтобы бороться с избиениями и надругательствами над детьми.

Проработав в прокуратуре Бронкса пять лет, Вы ушли. Что послужило причиной этого решения?

Значительная часть моей работы была связана с сексуальными преступлениями против детей. Я слишком эмоционально воспринимала происходящее, слишком привязывалась к потерпевшим, и это делало меня менее эффективным сотрудником. Мне до сих пор не хватает моей работы, но я поняла, что смогу принести гораздо больше пользы, если начну заниматься предотвращением подобных преступлений. Написанная мною книга «Прокурор округа Бронкс» стала первым шагом в этом направлении. Я также постоянно выступаю с лекциями на темы, связанные с детской безопасностью, защитой детей в Интернет и способами предотвращения домашнего насилия.

Сарена Строус: Предисловие к книге «Прокурор округа Бронкс»

«Эта книга - о моем опыте борьбы с сексуальными преступлениями и насилием в семье во время моей работы в должности прокурора.

Многое из того, о чем я пишу, может шокировать, ведь во время процессов мне приходилось иметь дело с педофилами, серийными насильниками, доказывать психопатическое избиения, убийства. Однако я постаралась добавить в книгу и светлые штрихи: доброту и юмор, тот дух товарищества, который существовал между моими помощниками, адвокатами нашей сети поддержки, врачами, социальными работниками, полицейскими... Я надеюсь, что моя книга, в конечном счете, напомнит читателям, что есть еще герои в нашей повседневной жизни: люди, чья единственная награда – это помощь другому человеку, который попал в беду».

Какое уголовное дело запомнилось Вам больше всего?

Показательных случаев было много – их даже хватило на целую книгу. Однако есть дело, которое до сих пор не дает мне покоя. Оно было связано с обвинением представителя католического ордена «Братьев Маристов» в изнасиловании его одиннадцатилетней ученицы. Случай относился к числу очень сложных, и я была почти уверена, что обвиняемого оправдают (что, собственно, и произошло). Потерпевшая рассказала о факте изнасилования, когда ей уже исполнилось 15 лет, и только потому, что ее младшая сестра должна была учиться у того же учителя. Это очень распространенное явление, когда жертвы сексуального насилия никому не говорят о случившемся, пока кто-то еще не окажется в опасности.

Психологическая травма, нанесенная ребенку в таких случаях, огромна. Будучи не в силах справиться с бедой самостоятельно, девушка набрала 50 фунтов лишнего веса и почти перестала учиться. А до этого она считалась одной из лучших учениц и первой красавицей школы. Я пыталась сделать все, что возможно, чтобы добиться обвинительного приговора, но, к сожалению, было уже слишком поздно.

Есть ли в США какие-то отличия в статусе мужчины и женщины-прокурора? Обладают ли мужчины или женщины какими-либо преимуществами в карьерном росте?

В целом, я не ощущала каких-либо поблажек или наоборот – притеснений по отношению к себе. Вместе с тем у меня был случай, когда пожилой судья представил меня присяжным в качестве «красивой маленькой женщины, которой бы не в прокуратуре служить, а гулять по магазинам». Это был, пожалуй, единственный факт дискриминации, о котором я могу вспомнить. Хотя в определенном смысле быть маленькой женщиной-прокурором не так уж и плохо. Противники довольно часто недооценивали меня и весьма удивлялись, что я могу быть сильной и жесткой.

Как у Вас складывались отношения с оппонентами в суде?

У меня сложились очень хорошие отношения с адвокатами, с которыми мне приходилось сталкиваться. Конечно же, не обходилось без исключений, но в целом я была очень впечатлена уровнем защиты. Многие из адвокатов делали весьма трудную и зачастую неблагодарную работу.

Какой совет Вы могли бы дать начинающим юристам?

Если говорить о студентах, то мне хотелось бы дать практический совет. Обучение юридической специальности – это отличная возможность поэкспериментировать над своей карьерой. Пока я училась в юридической школе, я пыталась попробовать себя в как можно большем количестве специальностей: работала в судебной системе, в прокуратуре и адвокатских конторах. Даже если вы уверены насчет будущей специализации, не упускайте случая попробовать что-то новое. То, что вам очень нравится в теории, может совершенно не понравиться на практике.

И еще: устраиваясь на работу, выбирайте ту область юриспруденции, которая была вам наиболее интересна в студенческие годы. Начало карьеры – это шанс заняться чем-то таким, чего вы уже не будете делать позднее. Поработайте в качестве прокурора или помощника судьи. Несмотря на то, что с финансовой точки зрения это далеко не самые выгодные предложения, знание механизмов судебной системы даст вам бесценный опыт.

«Я подумала, что диплом юриста мог бы пригодиться мне для защиты обездоленных детей»

Можете ли Вы выделить наиболее сложные проблемы, с которыми сталкиваются прокуроры, работающие над уголовными делами?

Разумеется, это огромный эмоциональный прессинг – ведь им приходится видеть общество с самой нелицеприятной стороны. Когда ты изо дня в день вынужден общаться с подонками, временами начинаешь терять веру в человечество.

Общей бедой большинства отделений прокуратуры является нехватка кадров и недостаток финансирования. Прокурору в Нью-Йорке очень трудно прожить на зарплату, особенно если он брал в долг деньги на обучение. Нам постоянно приходилось работать в условиях жесткого финансового дефицита. Когда я вела дело против представителя «Братьев Маристов», за ним стояли деньги Ватикана. У него была возможность привлечь дорогого и очень опытного адвоката. Они наняли консультанта по отбору присяжных, они наняли частных детективов... У меня же не было таких ресурсов. Все, что я могла сделать, я делала сама, одновременно пытаясь разгрести десятки других дел. И помогал мне только мой следователь, у которого тоже было множество параллельных задач.

Как Вы справлялись со стрессом?

Я начала писать. Поначалу я и не подозревала, что в будущем у меня выйдет книга. Все началось как обычно – со стихов, которые я сочиняла сама для себя. Потом появились отдельные истории, которые сложились в главы. Писательская работа стала тем самым необходимым бальзамом на мою душу. Выплескивая эмоции на бумагу, я набиралась сил и в то же время обдумывала свою позицию в том или ином деле.

Если говорить о будущем, хотели бы Вы посвятить себя карьере писателя?

Да, у меня большие планы, связанные с этим. В настоящее время мы вместе с отцом работаем над второй нон-фикшен книгой. Одновременно я пишу художественный роман.

Были ли у Вас трудности с поиском издателя для первой книги?

Нет, издательства буквально сразу заинтересовались моей темой. Сейчас на нашем телевидении идет множество детективных сериалов, которые очень популярны. Так что редактор был уверен, что у книги, написанной работающим прокурором, будут читатели.

«Жертвы сексуального насилия никому не говорят о случившемся, пока кто-то еще не окажется в опасности»

Есть ли у Вас хобби?

Помимо того, что я пишу книги и веду блог (http://sarenastraus.blogspot.com), я страстная поклонница дайвинга. Еще я пою в качестве второго сопрано в Хоровом обществе Нью-Йорка.

Сарена, были ли Вы когда-либо в России?

Нет, пока не доводилось, хотя мои бабушка и дедушка были русские. К сожалению, я немного знаю о вашей стране, но очень надеюсь съездить туда.

Послесловие

Интервью чиновника, пусть даже и бывшего прокурора Бронкса, – материал, не совсем вписывающийся в формат нашего сетевого обозрения. Однако интервью успешной женщины-юриста, живущей в водовороте интересных дел, отстаивающей собственные принципы и убеждения – это, безусловно, наше. Прокурор, ведущий блог... Маленькая женщина, отважный и бескомпромиссный борец со злом, пишущая нон-фикшен книгу... Альтруист и смелый человек... «Юридический бизнес» искренне признателен Сарене Строус за возможность общения. Тем более приятно, что очень популярный в США профессионал оказалась простым, доступным и лишенным всякого звездного пафоса человеком.

Признаемся, нас восхищает и удивляет подобная открытость представителей юридической профессии, существующая на Западе. Предельная замкнутость, унылая консервативность, однообразность риторики и отсутствие какой-либо внятной позиции по всем без исключения вопросам повестки сегодняшнего дня – это, к сожалению, зачастую неизменный набор юриста российского. Нет, конечно, участие в шоу, пафосные, но банальные речи, «активная общественная деятельность в строго отведенных рамках полезной для государства работы» и «выражение мнения» по злободневным вопросам – все это имеет место быть. Но, однако, еще не свидетельствует о присутствии в профессии просвещенных, талантливых и живых людей.

Происходящее не может не вызывать удивления. С другой стороны, наверное, иначе и быть не может. Бизнес сам по себе не требует каких-то особенных человеческих качеств. Если заняться историей этого вопроса, то результат изысканий также будет не в пользу нестандартного мышления или активной жизненной позиции. Исключительно профессиональные и весьма талантливые в своей сфере юристы никаких ярких и внятных посланий обществу не генерируют вовсе. А может быть, СМИ просто не транслируют их или не находят интересными для своей аудитории?

Состоявшиеся юристы, как правило, богаты, активны, признаны. Но грамотно выстроенный PR-образ не предполагает «ничего личного». Правда, в такой ситуации понять, чем один из наших выдающихся юристов отличается от другого, также трудно, как и в тех сферах, где бизнес изначально безлик и лишен какой-либо индивидуальности.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика