В ответе за все

11. 03. 2019
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 169
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)
  • Автор:
    : Елена Костюк, Ольга Павлова (Forbes Woman)

Партнер – это лицо фирмы. У него гораздо более высокий, чем у топ-менеджера, уровень ответственности за бизнес, за судьбу сотрудников, за клиентские отношения. Forbes Woman представляет женщин-партнеров, работающих в России.

Александра Бурико

Партнер аудиторской компании KPMG

Александра Бурико в KPMG с 1996 года – устроилась подработать летом после второго курса экономического факультета МГУ, да и увлеклась. Компания только-только набирала сотрудников в российский офис, команда подобралась молодая и веселая. Александра жила на работе и работой, на работе и с будущим мужем познакомилась. Через два года ему по семейным обстоятельствам понадобилось вернуться на родину, в Канаду, и Александра продолжила работу в офисе KPMG в Калгари. Поначалу было сложно доказывать свою профпригодность в новом коллективе, в другой стране. К тому же в консервативном Калгари, традиционном центре нефтяной индустрии, многие клиенты Александры были намного старше ее.

Летом 2002 года, сразу после рождения сына, Александра с мужем приехали показать его русской родне. Они были поражены тем, как все изменилось в Москве, и решили вернуться в Россию. Александре опять пришлось перестраиваться, показывать коллегам, чего она стоит. Но уже через три года после возвращения Александра стала партнером KPMG.. Получить партнерский статус в 28 лет – редкий случай для компаний «большой четверки». «Очень важно иметь внутреннюю мотивацию, реальный живой интерес к тому, чем занимаешься. Тогда можно достигнуть любой поставленной цели», – говорит Александра. Кстати, вскоре после смены статуса она родила дочку.

Сейчас она возглавляет группу по работе с компаниями металлургии и горнодобычи в СНГ. Из последних проектов, которыми она руководила, самым ярким стало участие в подготовке «Русала» к размещению акций на Гонконгской фондовой бирже. Четыре месяца – беспрецедентный срок для подготовки к IPO компании такого масштаба. Череда бессонных ночей, смена часовых поясов, нескончаемые переговоры и бесчисленные имейлы привели к желаемой цели. «Помню, некоторое время после завершения процесса меня преследовало чувство дискомфорта от того, что не разрывается телефон и каждые несколько минут нет нового сообщения в почте», – вспоминает Бурико.

Семья ее поддерживала. Муж, который когда-то тоже начинал в KPMG, все понимает. Они договариваются, кто пораньше уйдет к детям с работы. И стараются чаще путешествовать всей семьей. В последний раз ездили в Южную Африку, вернулись в полном восторге.

Оксана Балаян

Управляющий партнер юридической компании Hogan Lovells (CIS)

На юрфак МГУ Оксану Балаян привели стремление к справедливости и пример старшего брата, кумира всех девчонок школы. Одной из первых в стране она получила юридическое образование, которое было необходимо новой экономике: помимо МГУ прошла обучение в США и Германии, готовясь к карьере в международной фирме. Сразу после учебы Оксана получила приглашение от немецкой компании Beiten Burkhardt. Получив в 29 лет статус партнера, почувствовала, что переросла свою фирму. Из нескольких предложений Оксана выбрала Lovells, одну из старейших юридических фирм с английскими корнями. Выбор определила не только репутация фирмы, но и то, что в московском офисе еще не было отдела корпоративной практики. Балаян интересно было проверить себя, с нуля развить это направление. На последнее собеседование в Париж Оксана прилетела, когда до родов оставалось всего четыре недели. На комитете, который должен был утвердить ее кандидатуру, возникла неловкая пауза – за столом, кроме нее, была всего одна женщина. Когда один из мужчин-боссов наконец пришел в себя, он поддержал Балаян: «Если она прилетела к нам сегодня в таком положении для того, чтобы бороться за право руководить корпоративной практикой в России, значит способна и на другие подвиги».

Он не ошибся. Балаян создала новый отдел, а через три года стала управляющим партнером фирмы в России. Оксана говорит, что с самого начала была уверена, что это произойдет, но не рассчитывала, что так быстро. Экспаты, стоящие во главе московского офиса, никак не могли достичь заданных темпов роста, оправдываясь тем, что страна такая. Штаб-квартира предложила Балаян попробовать себя на руководящем посту, и она согласилась без колебаний. Добиться отличных результатов, как говорит Балаян, помогла великолепная команда и то, что в 2005 году, как раз после отъезда иностранных топов, в России начался экономический бум. Кроме того, сразу после назначения Оксана занялась внутренним маркетингом московского офиса. Она стала активнее презентовать себя и свой офис в головной компании, чтобы партнеры из других стран не боялись сотрудничать с Москвой. Поток запросов от партнеров увеличился, а через пару лет, в конце 2008 года, Оксана стала первым российским партнером, который попал в партнерскую элиту Hogan Lovells, – ее избрали в международный наблюдательный совет. В мае этого года произошло слияние Lovells с американской юридической фирмой Hogan & Hartson. «Мы сейчас в самом начале интеграции. Для меня это новый управленческий вызов», – говорит Балаян.

Несмотря на хрупкое телосложение, Балаян – жесткий руководитель. Сотрудники знают, что к ней нельзя прийти с документом, где пропущена хотя бы одна запятая. «Клиент может подумать, что если мы сегодня забыли запятую, то завтра можем забыть и три нуля в сумме сделки», – объясняет Балаян. Жесткое отношение у нее и ко времени. Оксана, например, не понимает тех людей, которые начинают переключать коробку передач, только когда зажегся зеленый: ехать уже надо. Единственное место, где Оксана перестает считать минуты, – дом. У нее двое сыновей. Старший (8 лет) в восторге от того, что у него такая крутая мама, и с пониманием относится к ее графику. Младший (2,5 года) пока что этого мнения не разделяет.

Наталья Мильчакова

Партнер отдела налогообложения консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers

Наталья Мильчакова занялась налогами случайно. «Совэкспортфильм», где она работала после МГИМО, в процессе приватизации по максимуму сократил персонал. Так что возвращаться из декрета Мильчаковой оказалось некуда. От знакомых она узнала, что Минфин ищет людей в новую группу по международному налогообложению. «В Советском Союзе никаких налогов, кроме подоходного, не было. Но меня привлекло слово «международное». Я вдруг почувствовала – это мое!» – вспоминает Наталья. Училась она быстро. Вскоре стала главным экспертом Минфина по международным налогам. Работы было столько, что Новый год однажды пришлось встречать в кабинете.

К 1991 году многие из коллег Мильчаковой по министерству ушли в консалтинговый бизнес. Наталья тоже решила попробовать себя в новом качестве и выбрала представительство PricewaterhouseCoopers. На тот момент не было законного механизма выплаты заработной платы россиянам, работающим в иностранных компаниях, так что полгода Мильчакова – единственный в то время российский сотрудник – работала бесплатно. А четыре года спустя она стала первым российским партнером фирмы и единственной женщиной в руководстве. Как и у коллег-мужчин, у нее был объем работы, предусматривающий 10-часовой рабочий день и всего один выходной в неделю. Наталья вспоминает, что при обсуждении плана со своим шефом-американцем попыталась обратить его внимание на то, что она «немного» отличается от коллег-мужчин: у нее маленький ребенок. Тот в ответ развел руками: «Welcome to the business world, Natalia». Однажды переговоры с клиентом длились 19 часов без перерыва – речь шла о сделке между российским и иностранным производителем, надо было разработать проект постановления правительства о создании СП. 30 участников переговоров на трех языках до хрипоты спорили о формулировках в насквозь прокуренном помещении без окон и кондиционеров. «Была осень, я приехала в туфлях. Вышла в час ночи – снег по колено, машина за углом, водитель спит», – вспоминает Мильчакова. Та сделка, кстати, сорвалась.

Наталья говорит, что самое сложное в работе – сохранять оптимизм. В какой-то момент, почувствовав, что стресс грозит ей депрессией, Наталья пошла на курсы антиквариата: «Важно иметь ту сферу, в которой можешь перезарядить батарейки». Последние три года ее хобби – бальные танцы. Когда на клиентском вечере, который PricewaterhouseCoopers ежегодно проводит в связи с праздником 8 марта, Мильчакова в первый раз показала свой шоу-кейс, у нее дрожали коленки. После выступления гостья вечера – топ-менеджер крупной компании – сказала, что никак не могла ожидать такого от партнера PricewaterhouseCoopers. «В бизнесе общение с женщиной executive-уровня происходит по определенному шаблону. А такие вечера – отличный способ установить доверительные отношения, здесь люди раскрываются совершенно неожиданными гранями», – говорит Мильчакова. Кстати, недавно на танцевальной веранде Наталья встретила сразу двух своих клиенток. Дочь Мильчаковой, выпускница Международной школы дизайна, вслед за мамой также вышла на паркет. «Для меня это возможность дополнительного общения с дочкой», – радуется Наталья. Недавно у нее появилась идея параллельно основной работе открыть студию танцев и других увлечений: «В Москве женщинам – топ-менеджерам пообщаться просто негде».

Патриция Клоэрти

С 1970-го по 2000 год была управляющим партнером инвестиционной компании Apax Partners. Ныне председатель совета директоров и исполнительный директор Delta Private Equity Partners

«Я уже два раза устраивала прощальные вечеринки в честь выхода на пенсию», – признается Патриция Клоэрти. Но каждый раз не выдерживала, возвращалась к прежнему графику – встречи с восьми утра до позднего вечера, переговоры и частые перелеты. Помимо управления двумя фондами прямых инвестиций она еще и члена советов директоров многих компаний, в том числе Нью-Йоркской фондовой биржи.

Клоэрти занимается инвестиционным бизнесом уже 42 года, с 2003 года Патриция живет и работает в России. Этой женщине с жизнерадостными веснушками, в элегантном платье и жемчужных бусах, спокойно рассуждающей о финансовых инструментах, никогда не дашь 68 лет.

«Можно, прежде чем рассказывать про работу, я покажу вам фотографии?» – спрашивает она. На одной из черно-белых фотографий маленькая Пэт с младшей сестрой и папой-ирландцем в Сан-Франциско, на другой – она же, совсем юная девушка, в окружении мужчин в деловых костюмах, на третьей – взрослая Патриция на конференции женщин-предпринимателей. Личное и профессиональное давно перемешалось. «Работа – это мой дом, моя жизнь», – говорит Патриция.

Ее карьера началась в 1969 году в международной инвестиционной компании Apax Partners (ранее Patricof & Co. Ventures, Inc.). Уже в 1972 году Патриция стала партнером. «Конечно, тогда это было событие, – вспоминает Клоэрти. – Я была единственной женщиной в индустрии на протяжении многих лет». Причем отвечала за интеллектуальные, инновационные проекты. Патриция с удовольствием вспоминает, как в 1991 году познакомилась с двумя учеными из лаборатории IBM, которые занимались полупроводниками. Клоэрти помогла им с инвестициями, новое изобретение стало пользоваться спросом. В проект было вложено 12 млн долларов, а позже компанию продали за 1,8 млрд долларов. «Я участвовала в том проекте в качестве партнера, – рассказывает Клоэрти. – Это игра с большим призовым фондом. В статусе партнера самое важное – возможность получать процент от прибыли. И есть люди, готовые на все, чтобы стать партнерами». У самой Патриции все не так: «У меня счастливая карьера. Я никогда не гналась за деньгами, мне важна была самореализация и интересная работа. А параллельно получилось, что я заработала большие деньги».

Клоэрти совершенно не умеет отдыхать. Каждый отпуск заканчивался деловыми переговорами и новыми контрактами.

Патриция вспоминает путешествие на Ямайку, когда она в самолете встретила инженера, чье новое изобретение для авиаотрасли ее заинтересовало. В итоге, вместо того чтобы пить мартини на пляже, Клоэрти изучала проект.

Конечно, многих в те годы смущало то, что серьезные дела ведет женщина. Патриция считает, что современным женщинам делать карьеру проще: все больше женщин оканчивают бизнес-школы, занимают серьезные посты. «В 2009-м меня позвали на конференцию женщин-инвесторов в Калифорнии, – рассказывает Патриция. – Радость моя не знала границ – полный зал, в котором сидят одни женщины, и, когда я вышла, они встали и долго аплодировали мне».

Разговор о женщинах в мужском бизнесе – один из самых любимых для Клоэрти. Она с удовольствием рассказывает, как в 1981 году основала и возглавила «Комитет 200» – престижную организацию, объединившую женщин-предпринимателей и топ-менеджеров США, сейчас в нее входит больше 700 человек.

На вопрос, что самое важное в ее возрасте, отвечает просто: опыт. «Мой мозг – как шапка иллюзиониста, там есть почти все. Я заключила уже столько контрактов, что за пять секунд могу понять, наш проект или нет, – говорит Клоэрти. – Я чувствую людей и давно поняла, как важно уметь сохранять со всеми хорошие отношения и никого не обманывать». Кроме того, за свою карьеру она видела столько кризисов и сложных ситуаций, что уже ничего не боится.

Патриция говорит, что ей очень интересно жить. «Я каждый день учусь чему-то. Потому что люблю учиться. И вот это не зависит от возраста», – уверена Клоэрти. Есть только одна вещь, связанная с возрастом, которая ее не устраивает, – проблемы со спиной.

Опубликовано в журнале Юридический бизнес, 2010 © Статья опубликована в журнале Forbes Woman, сентябрь 2010. Опубликовано с разрешения.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика