Партнерство с иностранными юридическими компаниями: перспективы и возможности

25. 05. 2020
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 331
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)
  • Автор:
    Андрей Гольцблат

По материалам V ежегодной конференции "Юридический бизнес в России"

Андрей Гольцблат 428

Для начала я хотел бы сделать краткий обзор рынка юридических услуг: того состояния, в котором он был до кризиса, и каким он видится сейчас. После чего мы поговорим о тех тенденциях, которые наметились на этом рынке, в том числе в России и в странах СНГ, и посмотрим, какие прогнозы можно будет сделать.

СТРУКТУРА РОССИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО РЫНКА

На сегодняшний день в России большая часть фирм по-прежнему находится в Москве и Санкт-Петербурге. Основные игроки – это североамериканские юридические компании, фирмы из Великобритании и континентальной Европы, участники «большой четверки» и, конечно, российские национальные юридические фирмы.

Структура рынка по числу участников выглядит следующим образом. 59% рынка – это адвокатские образования, которые, безусловно, играют очень важную роль и занимают большую нишу в нашей работе. 18% составляют российские юридические фирмы. Международные фирмы занимают 3%, оставшиеся проценты приходятся на долю других компаний. При этом из 50 активных международных компаний 25 считаются ведущими – это PricewaterhouseCoopers (PwC), Deloitte, Baker & McKenzie, Clifford Chance и др. Они, естественно, предоставляют услуги не только иностранным, но и крупнейшим транснациональным российским компаниям по тем причинам, о которых будет сказано позже.

Сильные стороны иностранных компаний – это деловая репутация, известность, бренд, международные стандарты оказания услуг, богатый опыт. Но есть и недостатки – например, отсутствие адекватного российского ресурса, недостаток знаний о национальной правовой системе, о ее особенностях.

Следующий блок – это российские юридические фирмы – около 25 активных участников. Среди них можно выделить 5 ведущих и широко известных. Их сильные стороны – это, прежде всего, понимание российских реалий, особенностей ведения бизнеса в России. Кроме того, при сопоставимом качестве работы ставки у них, как правило, ниже, чем у международных компаний. С другой стороны, у российских юридических фирм тоже есть свои недостатки. А именно: отсутствие международного ресурса, который позволял бы получить доступ к тем мегасделкам и крупнейшим транзакциям, которые осуществляются и в России. В компании, где я работал раньше, мы часто сталкивались с подобным: участвуя в каком-либо тендере или питче, ты представляешь свою российскую правовую концепцию, вместе с тем, как правило, там обязательно будет элемент, который требует применения английского либо другого права. Чтобы подтвердить наличие такого ресурса, можно попытаться показать ассоциированные юридические фирмы, но в 80% случаев это не срабатывает. И такие тендеры или питчи выигрывают иностранные юридические компании – Clifford Chance, Linklaters, Allen & Overy и т. д. Когда крупная российская компания-клиент, тяготеющая душой к российской юридической фирме, сталкивается с необходимостью привлечения иностранного права, ей гораздо проще и удобнее, если иностранная юридическая компания сделает все сама, тем более при наличии собственного офиса в России.

СЕГОДНЯШНИЕ РЕАЛИИ

Что же происходит с рынком юридических услуг сегодня? Разумеется, все мы ощущаем на себе влияние кризисных явлений. Существенно сократились, если не замерли, сделки по слиянию и поглощению. Приостановилось осуществление крупных девелоперских проектов и проектов, связанных с недвижимостью. Но это не значит, что они вообще исчезли. Я думаю, что должно пройти некоторое время, и бизнес начнет потихоньку оглядываться вокруг и понимать, что ждать улучшений с закрытыми окнами, закрытыми дверями, пожалуй, не совсем верно. Он начнет потихоньку высовывать голову из-за этих забитых окон и увидит, что жизнь не остановилась и надо поскорее выходить наружу, иначе первыми выйдут другие, а ты так и останешься в заколоченном доме. Так что положительные тенденции, пусть и слабые, но все-таки намечаются. Появилось некое движение на рынке – по крайней мере у нас такое ощущение появилось. Уже есть определенные запросы, интерес, поэтому, я думаю, к осени рынок если и не восстановится полностью, то все равно возникнет некая активность, движение. На сегодняшний день игроки, снизившие активы и оказавшиеся в сложной долговой ситуации, пытаются осмотреться, выбрать стратегию и принять решение. А после того как решения будут приняты, понадобятся юристы, и нам надо быть готовыми помочь бизнесу выйти из этой ситуации и решить его проблемы.

Безусловно, существуют и кадровые трудности. Ни для кого не секрет, что большинство юридических компаний, в том числе и иностранные, проводят сокращения.

Мы же никого не сокращаем и не планируем сокращать. Следует отметить, что наша международная компания является в то же время и российской. А мне представляется, что российские компании оказались все-таки более подготовлены к кризису с учетом сегментирования их работы. Как мне кажется, они в большей степени обеспечивали деятельность текущего бизнеса, чем работали в проектном сегменте. И благодаря тому, что российский юридический бизнес работает с предприятиями потребительского сектора, машиностроения, тяжелой промышленности, потребность в его услугах сохранилась. Надеюсь, что нам удастся выстоять, сохранить кадровый резерв и быть готовыми к тому моменту, когда начнут разбирать забитые окна и открывать заколоченные двери.

Структура юридических услуг на сегодняшний день тоже изменилась. Исходя из нашей практики, можно отметить рост судебных споров, обращений в связи с деятельностью антимонопольных органов. Также очень активно работают трудовая и таможенная практики. Примерно на 30% сократилась работа по недвижимости, на 30-40% – работа в области слияний и поглощений. Вместе с тем, за счет тех направлений, которые интенсивно развиваются (реструктуризация долгового финансирования и корпоративная реструктуризация), нам удается компенсировать те потери, которые вызваны кризисом.

Конечно, очень легко управлять и работать, когда заказы поступают постоянно, льются потоком, и совсем другое дело, когда за клиента надо бороться. Это совершенно другие ощущения и совершенно другие вызовы – они и являются тем драйвом и той мотивацией, которые нам помогают в кризисный период и дают определенное удовольствие от профессии, поскольку вызовы сейчас – гораздо серьезнее, и это реально интересно.

ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА С ИНОСТРАННЫМИ ЮРИДИЧЕСКИМИ ФИРМАМИ

Если перечислять формы взаимодействия с иностранными юридическими компания, то прежде всего это:

  • участие в различных международных и региональных объединениях – Lex Mundi, Interlaw, Lexis Nexis и др.;
  • развитие отношений с дружественными юридическими фирмами среднего эшелона;
  • концепция «best friends»: сотрудничество с компаниями Magic Circle и крупнейшими национальными фирмами в европейских странах (Hengeler Muller и др.);
  • слияние и объединение с иностранными юридическими компаниями.

Какие формы сотрудничества наиболее эффективны? Я думаю, что любая из этих форм возможна и допустима, весь вопрос – в амбициях конкретной компании, в амбициях ее руководителей и партнеров, в их стратегическом видении и понимании того, куда движется рынок юридических услуг.

Участие в различных региональных объединениях юридических фирм имеет определенный смысл, поскольку при этом продвигается бренд вашей компании – расширяется его территориальный охват. Вместе с тем, недостатки такого сотрудничества – это отсутствие индивидуализации отношений с конкретными людьми, с конкретными компаниями. Это не позволяет активно участвовать в сделках.

При развитии отношений с дружественными юридическими фирмами как раз появляется такая индивидуализация – выстроенные отношения с конкретными партнерами. Недостаток этой формы сотрудничества – узкое позиционирование, отсутствие широкого продвижения на рынке. Поэтому наиболее эффективным будет одновременное использование обеих этих форм, чтобы таким образом получить и широкое брендирование, и личные контакты. Это позволит получать больше заказов.

Концепция «best friends», «лучших друзей» предполагает взаимодействие с крупнейшими компаниями, которые являются лидерами на национальных рынках – это Slaughter and May в Англии, Hengeler Muller в Германии и т. д. Ее главное достоинство налицо: это сотрудничество с лучшими юридическими фирмами мира, у которых вы можете научиться и стилю работы, и отношению к клиентам, и юридической профессии в принципе. Еще одно серьезное преимущество – это доступ к наиболее крупным и масштабным проектам, который вам не дадут никакие другие альянсы. Если говорить о недостатках, то в первую очередь это невозможность привлечения этих компаний в качестве партнеров к среднемасштабным проектам в России. Таких проектов в нашей стране очень много, и, конечно, мало кто из российских компаний будет готов нанять Slaughter and May для совершения сделки, поэтому придется выбирать компании второго эшелона, с которыми можно работать.

Что касается четвертой формы сотрудничества, то, мне кажется, в России действуют факторы, способствующие объединению юридических фирм. Я имею в виду, прежде всего, объединение внутри одной юрисдикции. Если говорить о факторах объединения с иностранными юридическими компаниями, то это, в частности, регулирование сделок по слияниям и поглощениям. Они еще долго будут регулироваться английским правом, как бы мы ни старались это изменить. Основная проблема – в концептуальном различии правовых систем: англосаксонской и континентальной российской. Российская правовая система кодифицирована и очень сильно сжата и урегулирована нормами, предусмотренными законом. Так что при регулировании российским правом никакие договоренности с иностранцами действовать не будут.

Суд в России руководствуется законом и никогда не примет решение о коммерческой целесообразности в ущерб правовой норме, даже если эта правовая норма нанесет проигравшей стороне существенный коммерческий ущерб. При этом английское право и английское правосудие исходят прежде всего из коммерческой целесообразности и договоренностей сторон. Даже если хитрые английские юристы составят договор, ставящий менее подготовленную сторону в сложное положение, британский суд, вынося решение, будет исходить из того, какова была бизнес-цель данной сделки и почему данная сторона проиграла и понесла ущерб. В этом и состоит принципиальное различие. Кроме того, английское право позволяет заключать сделки и оформлять практически любые договоренности сторон, независимо от того, какая правовая система существует в той или иной юрисдикции.

Но возникает проблема исполнения договоренностей: исполнение все равно происходит в России – здесь находятся активы. С учетом этого факта приходится структурировать акционерные соглашения или соглашения о покупке акций. Даже если предположить невозможное – завтра Государственная дума под давлением юридической общественности радикально поменяет законодательство об акционерных обществах, законодательство о хозяйственных обществах – тут же придется менять тысячу остальных законов. Полностью менять гражданское, административное законодательства. К сожалению, ситуацию невозможно исправить путем изменения одного закона об акционерных обществах. Надо менять всю систему права, чтобы она была адаптирована к тем сделкам, которые совершаются в России.

Итак, если сделка происходит на уровне концернов, которые работают по всему миру, для того чтобы они выбрали российское право, должно совпасть как минимум три элемента: наличие правовой системы, наличие практики и наличие адекватной судебной системы. Сегодня английские суды принимают к своему рассмотрению российские споры, и это говорит о том, как зарекомендовала себя российская правовая система. Что мы можем сделать как практикующие юристы? Наверное, каждый должен ответить на этот вопрос сам. Если все мы будем работать честно и добросовестно, то, наверное, сможем что-то изменить. Очень большая роль здесь принадлежит и самому бизнесу. К сожалению, российский бизнес к нормальному правосудию не привык. И коль скоро у него все еще есть возможности осуществлять свои проекты быстро и в обход законов – через создание странных акционеров, непонятных юрисдикций – данное положение дел еще долго изменить не удастся.

Еще один фактор, который способствует объединению – это спрос на широкую специализацию, широкий спектр услуг. В данном случае он относится ко всем игрокам, не только к иностранным. Спрос на широкую специализацию заставит и многие российские компании пересмотреть свои стратегии и все-таки прийти к идее объединения. Как правило, объединения и слияния – это наиболее быстрый способ выйти на новые направления услуг, новые рынки, регионы или экономические отрасли.

Нечто подобное уже происходило в мире в 80-90-е годы ХХ века. В 1987 году в результате объединения двух английских фирм появилась Clifford Chance – в том виде, в котором она существует и сейчас. В настоящее время эта фирма входит в элиту сообщества крупнейших английских компаний. В 1998 году в результате слияния появилась компания PricewaterhouseCoopers. В 2000 году Freshfields объединилась с Herbert Smith. DLA Piper – в настоящее время третья в мире фирма по объемам и размерам – тоже выросла в результате слияния. Так же, как и Dewey & LeBoeuf, которая в результате слияния с McGregor превратилась в одну из ведущих юридических компаний мира.

Похожие процессы происходят и на российском рынке. Например, всем известен опыт Magisters – первой фирмы, которая объявила себя международной, слившись с белорусской компанией «БелЮрбюро».

В феврале 2009 года коллегия адвокатов «Юков, Хренов и партнеры» объединилась с юридической компанией «Антикризисный управляющий центр». Так что тенденция к объединению – налицо.

Конечно, не могу обойти стороной и создание Goltsblat BLP. Как мне кажется, в этой компании мы попытались объединить лучший российский ресурс с английским ресурсом, чтобы тем самым решить задачу и устранить те недостатки, о которых я говорил выше.

В ближайшие годы мы, вероятно, увидим и другие слияния и поглощения, хотя вряд ли в нашей стране этот процесс будет таким же активным, как во всем остальном мире. В России амбиции собственников, амбиции людей, стоящих у руля, не позволяют пока принимать решения для того, чтобы состоять в реальном партнерстве либо двигаться в сторону объединения.

В любом случае нельзя не согласиться с тем, что национальные юридические фирмы очень выросли за последние пять лет и стали реальной силой на нашем рынке.

Данные, представленные в статье, актуальны на апрель 2009 года.

 

ПОЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

АНГЛИЙСКИЙ ИНСТРУМЕНТ

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика