Какие организационно-кадровые структуры наиболее эффективны во время кризиса

11. 05. 2020
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 586
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)
  • Автор:
    : Василий Рудомино, председатель коллегии адвокатов «Алруд»

По материалам V ежегодной конференции "Юридический бизнес в России"

На конференции газеты «Ведомости» я выступал с докладом о развитии понятия «партнер» в российском юридическом бизнесе. В нем я попытался дать ответ на вопрос: кто же такой партнер в юридических фирмах.

Василий Рудомино 428

Партнер – это человек, отвечающий за свои действия и действия своей фирмы. Человек, рискующий потерять многое (репутацию, вложенные деньги и т. д.), если дела пойдут не так. Человек, который работает не на зарплату, а на прибыль. Последнее мое определение звучало следующим образом: «Партнер – это человек, который готов не только к хорошим годам, но и к тяжелым временам». Прошло всего несколько месяцев после моего выступления, и именно этот тезис стал очень актуальным.

С ЧЕМ ЖЕ МЫ КАК ПАРТНЕРЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФИРМ СТОЛКНЕМСЯ В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ?

Рынок после десятилетий безостановочного роста переживает в настоящее время существенное сокращение спроса. Я надеюсь, что это приведет лишь к балансу между спросом и предложением и что предложение в итоге не превысит спрос. Хотя кто знает. Рынок полон слухов о том, что юридические фирмы сильно сокращают штаты. Что юридические фирмы несут убытки. В своем выступлении я хочу остановиться на том, какие действия предпринимают участники юридического рынка в этой ситуации и кто оказался более подготовлен к происходящим событиям, к экономическому кризису.

Однако сначала я хочу развеять один миф. Он заключается в представлении о том, будто кризис – это Клондайк для юристов. Я согласен с тем, что кризис – это достаточно удачное время, но вовсе не для всех юридических фирм. Отсутствие достаточных бюджетов настолько сокращает спрос на юридические услуги, что все то, что возникает, а именно споры, банкротства, увольнения и т. д., вовсе не обязательно спасет все фирмы. И многие из них не смогут развиваться, пока бизнес не адаптируется к сложившейся ситуации, пока позитивный настрой у бизнеса не возобладает над тем настроем, который есть сейчас.

ЧТО ПРОИСХОДИТ НА ЮРИДИЧЕСКОМ РЫНКЕ В ЦЕЛОМ?

Сокращение спроса. Увольнения, которые в некоторых фирмах, в том числе и международных, я слышал, уже достигают 40%. И в российских, кстати, тоже.

Большинство фирм полностью прекратили прием новых сотрудников. Основные юридические вузы бьют тревогу – некуда трудоустраивать выпускников, которых вузы и факультеты «наплодили», считая, что рынок всех их воспримет. Так что у тех, кто сейчас заканчивает обучение, впереди большие проблемы. Разваливаются юридические фирмы – прецеденты уже известны. Команды юристов переходят из одной фирмы в другую. Юридические фирмы сокращают затраты на обучение и другие долгосрочные инвестиции. Существенно сокращаются заработные платы. Ну и, в конце концов, растет безработица среди юристов. Я знаю, что очень многие не могут устроиться на работу уже в течение нескольких месяцев. Часть фирм справится с этими трудностями. Кто-то сильно сократится и выживет в этом «сокращенном» виде. Кто-то, даже сильно сократившись, все равно не выживет и погибнет, поскольку экономическая модель, заложенная в фирме, была неверной. А в кризис как раз эти неверные модели и проявляются. А кто-то сможет, наоборот, увеличить размер бизнеса и увеличить компанию, количество сотрудников. Более того, есть распространенное мнение, и я с ним соглашусь: кризис надо использовать для расширения бизнеса, нельзя терять темп роста.

ТАК КТО ЖЕ СПОСОБЕН К ЭТОМУ?

Чтобы ответить на этот вопрос, я хочу в первую очередь рассмотреть, какие организационно-кадровые решения мы используем для того, чтобы развивать свой бизнес и как эти решения адаптируются к сложившейся ситуации.

В прошлом году я уже говорил о том, как устроен юридический рынок. У нас есть юридические фирмы и в форме ООО, и в форме ЗАО, и коллегии адвокатов, и адвокатские бюро, адвокатские кабинеты, товарищества, представительства и филиалы иностранных юридических фирм. Все это существует и регулируется разным законодательством. Думаю, что условно все эти формы можно объединить в 4 группы:

  • Консультанты-одиночки, которые осуществляют свою деятельность в первую очередь в адвокатских кабинетах или просто как индивидуально практикующие юристы.
  • Совместные практики: когда те же юристы-одиночки собираются и работают под одним именем, разделяют между собой часть затрат, но единого, общего результата такая фирма не имеет.
  • Юридические фирмы-корпорации: у них ограниченное количество собственников, и вхождение в их число либо очень сложное, либо просто не предусмотрено карьерной лестницей.
  • Юридические фирмы, устроенные как структуры совместно практикующих юристов, где юристы или партнеры являются сособственниками. Такие компании имеют единый баланс прибылей и убытков.

Мне кажется, что для анализа не подходят первые две формы ведения бизнеса: консультанты-одиночки или совместно практикующие юристы, имеющие отдельные балансы. В период кризиса эти две формы неэффективны – очевидно, что все те проблемы, которые существуют в их развитии, в период кризиса только ухудшаются. Поскольку объем работы сокращается, перераспределение дел между партнерами или другими участниками в таких фирмах чаще всего затрудняется, кроме того, в период кризиса оно еще и резко снижается, поскольку никто свою работу отдавать не будет.

Совместное участие в расходах сокращается, хотя у кого-то, может быть, оно и остается на прежнем уровне. Но все равно возникают проблемы с финансированием общих затрат, с финансированием развития, сокращаются бюджеты на маркетинг и т. д. Молодые партнеры, у которых бренд еще не заработал настолько, чтобы обеспечить им постоянный поток клиентов, сидят без работы. Ведь, по сути, при данной форме организации юридического бизнеса все зависит от индивидуальных способностей, наработанного бренда каждого отдельного участника, а коллективных усилий в таких фирмах практически нет.

А ЧТО ПРОИСХОДИТ С КОРПОРАЦИЯМИ?

Мы знаем, что за последние десять лет такие модели были очень успешными. В ситуации дефицита юридических услуг и при наличии успешного пиара, маркетинга и международного бренда многие юридические фирмы, созданные в форме корпорации, развивались очень быстро. На работу в такие фирмы принимались в основном юристы-исполнители, которым нужно было справиться с тем валом заказов, который шел в результате успешной маркетинговой политики.

Потеря спроса и особенно – потеря спроса на масштабные задачи, под которые эти фирмы были «заточены», показывает сейчас, что корпорации переживают кризис очень болезненно. Мы видим, что многие иностранные компании, созданные как раз по этой модели, проводят масштабные сокращения персонала. Собственники, как российские, так и иностранные, понимают, что такое количество исполнителей в новой ситуации – не нужно, и приступают к увольнениям. Судя по тому, что увольняют и тех партнеров, которые работали по найму и не являлись сособственниками, они были просто наемными сотрудниками, исполнителями, не имеющими способностей ни к развитию новых практик, ни к завоеванию новых клиентов и т. д. Как я уже отметил выше, в некоторых случаях описанная ситуация усугубляется еще и тем, что эти фирмы были специализированы на определенном виде услуг, спрос на которые сократился в период кризиса.

К ЧЕМУ ПРИВОДИТ ЭТА СИТУАЦИЯ?

По моему мнению, наносится серьезный ущерб имиджу таких компаний, возникают финансовые потери, пропадают те средства, которые были потрачены на обучение, адаптацию, подбор персонала и т. д. Когда крупные международные фирмы увольняют менеджера высшего звена, который проработал пять лет в компании и занимал, по сути, топ-позицию, это огромная потеря.

Теряется накопленный коллективный опыт и знания. Теряется темп развития юридических фирм. Портится психологический климат – как в коллективе, так и в целом на рынке: отношение к таким фирмам становится другим, ведь еще недавно их дела стремительно шли вверх. Мы все уже практически забыли 1998 год, когда происходило то же самое. И вот снова случился кризис, и многие оказались на улице. Думаю, что причины нынешнего ущерба, с которым столкнулись эти фирмы, стоит искать в механизмах получения прибыли предыдущих лет. Нужно пересмотреть эти прибыли и понять, насколько экономически эффективна была прежняя модель развития.

Как вы знаете, сейчас некоторые юридические фирмы, в том числе и международные, просят своих партнеров вернуть наличными часть прибыли, которая была выплачена им за предыдущие годы, так как эти выплаты были слишком «агрессивными» и в результате теперь финансировать работу компании нечем. Я не стану утверждать, что корпоративная модель развития юридической фирмы не имеет будущего. Но думаю, что вы все со мной согласитесь – далеко не все фирмы, устроенные таким образом, проходят кризис эффективно.

Модель, сторонником которой являюсь я, мало распространена в России.

Наш исторический опыт и законодательно закрепленные организационно-правовые формы ведения юридического бизнеса не способствуют широкому ее применению.

Тем не менее, совместно практикующие юристы и адвокаты, формирующие единые экономические результаты своей деятельности и являющиеся сособственниками своей фирмы, – вот модель, которая является альтернативой корпоративному устройству юридического бизнеса. Что происходит с фирмами, которые устроены такими образом, в момент кризиса? Партнеры-сособственники чувствуют свою коллективную ответственность за результат. Если юридические фирмы сталкиваются с трудностями, то необходимые в интересах бизнеса решения принимаются партнерами совместно и самостоятельно, а не навязываются собственниками со стороны. И, согласитесь, отношение к таким решениям, безусловно, будет другим.

Такая фирма избегает демотивации и нелояльности сотрудников и партнеров, вынужденных принять на себя недобровольные ограничения, которые налагают на них фирмы-корпорации. По сравнению с корпоративными, подобные фирмы даже до кризиса имели оптимальное соотношение партнеров-сособственников и наемных сотрудников. В таких фирмах, как вы знаете, чаще всего отсутствует излишняя иерархия, которая, как говорил и Альберт Еганян, сильно мешает в ситуации кризиса. Сотрудники таких фирм более универсальны и легче переключаются с одной практики на другую, что сейчас очень востребовано рынком. Такие фирмы более клиентоориентированы, рассчитывают на долгие отношения с клиентами и меньше страдают от колебания спроса и предложения на рынке. И, как я уже говорил в начале выступления, партнеры-сособственники готовы разделять не только прибыли в хорошие годы, но и убытки и затраты – в плохие. Безусловно, разориться или выжить может любая фирма. Но, на мой взгляд, организационно-кадровой устройство, основанное на партнерах-сособственниках, в кризисном периоде является конкурентным преимуществом.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика