Оборот – не главное

08. 07. 2019
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 327
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)
  • Автор:
    Филипп Стеркин («Ведомости»)

Национальные рэнкинги российских юрфирм имеют уже многолетнюю историю. Но и участники рынка, и потребители предпочитают ориентироваться на зарубежные исследования – в национальном первые строчки могут достаться даже региональной компании, ведь основные игроки эти рейтинги игнорируют.

Fotolia 114200851 XS1

Российский рынок юридических услуг остается слабо изученным – таково почти единодушное мнение его участников. Наиболее известные рэнкинги, касающиеся юркомпаний, составляют сегодня агентство «Эксперт РА» и журнал «Деньги». Есть и более узкие исследования – например, журнал «Слияния и поглощения» рейтингует консультантов, в том числе юристов по участию в сделках M&A.

В ВЫРУЧКУ НЕ ВЕРЯТ

Впрочем, и «Эксперт», и «Деньги» обозревают рынок консалтинга в целом, выделяя юридический сектор. В этом году в обоих рэнкингах первое место в этом сегменте заняла «Пепеляев групп» (ранее «Пепеляев, Гольцблат и партнеры») с выручкой в 2009 году в 430,8 млн руб. Других явных лидеров рынка, таких как «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», «Алруд» и российские «дочки» крупных зарубежных юркомпаний, в рэнкингах нет вовсе, отмечает управляющий партнер LegalStudies.RU Александр Хвощинский. Зато в верхних строчках могут оказаться даже региональные фирмы: например, в последнем рэнкинге юридических консультантов «Денег» второе место заняла тюменская УК «Растам» (Региональная академия системных технологий амплификационного мышления), третье – аудиторско-консалтинговая группа «Новгородаудит» из Великого Новгорода. У «Эксперта» та же «Растам» на третьем месте.

У «Денег» универсальный рейтинг консалтинговых компаний, а не отдельных его направлений, поэтому и используется универсальный критерий для всех консультантов – выручка, отмечает редактор приложения «Аудит и консалтинг» Петр Рушайло. Возможно, он не всегда подходит для рейтингования именно юридических компаний. Об этом же говорится и в ответе «Эксперт РА» на вопросы «Ведомостей» – «критерием ранжирования является совокупный показатель выручки от всех видов консалтинговых услуг – от ИТ-консалтинга до маркетинга». Мини-списки по отдельным консалтинговым практикам, по мнению агентства, «не стоит рассматривать как полноценные «отраслевые» рэнкинги».

Собственно исследование рынка юридических услуг «Эксперт» делал лишь однажды – в 2007 году. Но в составленной изданием таблице, в которой компании оценивались по выручке, не оказалось даже «Пепеляев, Гольцблат и партнеры». Исследование было раскритиковано юристами, в том числе публично: на сайте журнала «Корпоративный юрист».

Хвощинский считает существующие национальные рэнкинги бесполезными как для операторов рынка, так и для потребителей: «Они имеют мало общего с реальностью, коль скоро в них не участвуют крупнейшие игроки, нужен рэнкинг юристов, а не консультантов в целом». Для компаний это скорее возможность продемонстрировать свою открытость, объясняет регулярное участие в национальных рэнкингах «Пепеляев групп» ее управляющий партнер Сергей Пепеляев.

Зачем участвовать в российских рэнкингах, если нет качественной методики оценки компаний, выражает мнение большинства коллег управляющий партнер Goltsblat BLP Андрей Гольцблат. Выручка компании часто не отражает ее истинного положения на рынке, масштаба проектов, влиятельности и качества оказываемых услуг, говорит Хвощинский. Основной капитал юрфирмы – это репутация, профессионализм и надежность, считает старший партнер «Алруда» Василий Рудомино, а оценка компаний по обороту не дает представления о качестве их услуг.

«Это позиция нашей фирмы: мы раскрываем финансовые показатели на глобальном уровне, но не по отдельным офисам», – говорит представитель Baker & McKenzie Николай Минашин. «Мы готовы предоставлять информацию и даем ее для рэнкинга M&А, но не выручку по российскому офису, – рассказывает управляющий партнер Hogan Lovells Оксана Балаян. – Этот показатель исторически раскрывается по компании в целом. Не уверена, что мы в ближайшем будущем начнем представлять цифры по России».

Отталкивают юркомпании от российских рэнкингов и сомнения в достоверности данных, представляемых компаниями. Можно искусственно увеличить выручку, прибавив оборот своих субподрядчиков, отмечают Пепеляев и Рудомино. Большинство российских исследователей не используют независимые источники информации, полагаясь на сведения компаний, констатируют Балаян и Гольцблат. Нет надежной системы верификации сведений, согласен Хвощинский. «Деньги» проверяют достоверность данных после выхода рэнкинга, собирая копии балансов, говорит Рушайло: случаев, когда сверка анкеты с балансом показала бы расхождения, не было. Две трети компаний подтверждают обороты бухгалтерской отчетностью или налоговыми декларациями (для впервые появляющихся в списке это обязательное условие участия), говорится в ответе «Эксперт РА», «когда речь идет о «проверенных» консалтинговых группах, мы используем и показатели управленческого учета».

ЗАГРАНИЦА ОЦЕНИТ

В связи с этим и ведущие российские юристы, обслуживающие международный бизнес, и их клиенты предпочитают ориентироваться на иностранные рейтинги, говорит Хвощинский, – в первую очередь на Chambers и Legal 500. По результатам исследования, проведенного в 2009 году компанией Martindale, при выборе юридического консультанта 51% компаний используют Chambers & Partners, 22% – Legal 500, рассказывает директор по маркетингу «Алруда» Дина Грачева.

В обоих рэнкингах юркомпании ранжируются по специализации по нескольким уровням. А Chambers выделяет еще и лучших юристов, есть у него и дополнительные номинации, например «Звезда» – юристы, удостоившиеся исключительных отзывов коллег.

Эти исследования, каждое из которых имеет 20-летнюю историю, построены на анализе большого массива материалов, рассказывает Хвощинский: «Например, вдумчивое заполнение анкеты Chambers может занять 100-200 часов». Анкета разделена на разделы по практикам, делится опытом ее заполнения Грачева: фирма должна описать свои наиболее значимые проекты за год, можно указать сумму сделок, партнеров по практикам и описать команду, работавшую по проекту. Кроме того, юридические фирмы представляют список клиентов, которых исследователи затем спрашивают не только о конкретной фирме, но и о том, каких еще юристов они рекомендуют, продолжает она. Спрашивают о конкурентах и сами юрфирмы на проводимых затем интервью. Опрос – важная часть исследования, констатируют Грачева и Хвощинский. По мнению Хвощинского, респонденты оказываются перед дилеммой: с одной стороны, не хочется хвалить конкурентов, с другой – быть заподозренным в нечестности или показать, что не очень хорошо ориентируешься на рынке. Исследователи анализируют отзывы клиентов и конкурентов в совокупности, нивелируя слишком положительные и слишком отрицательные отзывы, отмечает Грачева.

У СЕБЯ ЛУЧШЕ

Эксперты и юристы рассчитывают, что и в России появятся авторитетные национальные рейтинги, посвященные именно юридическим фирмам, а не рынку консалтинга в целом. «Хотелось бы, чтобы рэнкинги были более русифицированы», – говорит Балаян: глобальные рэнкинги составляются иностранными специалистами, которые зачастую не очень хорошо знают российских юристов и отечественный рынок, поэтому обычно первые места в них занимают иностранцы. Есть много мелких и средних юркомпаний, которые не участвуют в глобальных рэнкингах, но при этом оказывают услуги не менее качественные, чем крупные игроки или международные фирмы, считает Пепеляев. Глобальные исследования оценивают 10-15 российских игроков, которые способны работать на иностранных клиентов, согласен Рудомино: «Есть много неплохих фирм, которые никогда не попадут в глобальный рейтинг».

Российский рейтинг должен учитывать информационную закрытость участников рынка, считает председатель комитета партнеров адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Афанасьев, и будет вынужден опираться на косвенные показатели: например, сумма сделок и исков, число сотрудников, площадь офисов, возраст компании. Важный показатель – прибыль на партнера, он показывает результативность бизнеса, считает Пепеляев. При этом юристы убеждены, что исследователи должны учитывать субъективные репутационные критерии, выявляя их на основе опросов юристов и клиентов.

Хвощинский рассчитывает, что в России появятся качественные рейтинги: «Но чтобы заработать репутацию рейтингового агентства, нужно минимум 10 лет выполнять свою работу успешно и хорошо, не задумываясь о прибыли».

© «Ведомости», № 100 (2618), от 03.06.2010. Публикуется с разрешения.

Опубликовано в журнале юридический бизнес, 2010

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика