Новый год 1

Case study. Право бенефициара на косвенный иск: быть или не быть?

22. 11. 2018
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 103

Дело «Разрез Аршановский»

Анализ немногочисленной нормативной правовой базы и судебной практики позволяет определить бенефициара как физическое лицо, которое владеет 25 % акций (долей) в обществе, осуществляющее контроль над принадлежащими ему обществами и всеми последующими обществами в корпоративной структуре.1

Возникает закономерный вопрос: какими правами в отношении подконтрольной компании обладает бенефициар - лицо, фактически не являющееся ее участником?

В последние несколько лет в судебной практике возникали точечные решения, говорившие о намеках на тенденцию к расширению понимания прав бенефициаров в отношении таких компаний:

  • В известном деле «Аспект-Финанс» бенефициар, владеющий обществом через длинную цепочку, состоящую более, чем из 4 звеньев, обратился в суд сначала с иском об оспаривании сделок по отчуждению акций, а затем – с иском об оспаривании решения общего собрания акционеров. Суд пришел к выводу, что поскольку истец является конечным бенефициаром, за ним может быть признано наличие законного интереса в управлении компанией, и истец обладает правом на предъявление иска о признании недействительным решения общего собрания ее акционеров.2
  • В деле Челябинского Экспериментального завода его бенефициаром, владеющим 50 % долей в уставном капитале через цепочку из 2 звеньев, был предъявлен иск об истребовании информации и документов у Общества. Несмотря на прямое указание в законе об ООО на наличие права только у участника общества на получение соответствующей информации, судом требования истца были удовлетворены.3

Однако единичные примеры не формируют закономерность. В апреле 2017 года коллегией Верховного суда РФ по экономическим спорам было рассмотрено дело об осуществлении контроля в отношении ООО «Бизнес-Парк», где материнской компанией, бенефициарамивладельцами материнской компании, а также банком-залогодержателем по обязательствам бенефициаров из кредитных договоров, было заявлено требование о восстановлении корпоративного контроля в отношении дочерней компании путем признания сделок по отчуждению долей недействительными. Суд указал на то, что основой корпоративного контроля являются права, связанные с собственностью на доли, в частности, право избирать органы управления и осуществлять властнораспорядительные полномочия в отношении общества, поэтому у истцов отсутствует право на обжалование совершенных сделок, в результате которых контроль был утерян. 4

Одно из последних судебных решений, где за бенефициаром не было признано наличие права, принадлежащего по умолчанию лишь участнику общества, было принято в апелляционной инстанции 26 октября.5 В рамках данного дела бенефициаром была предпринята попытка от имени общества взыскать убытки, причиненные обществу действиями членов органов управления.

О том, как развивались события, читайте в нашем обзоре.

Кратко

Позиция суда: бенефициар, не являющийся участником компании, не обладает правом подачи косвенного иска о взыскании убытков в пользу компании.

Фабула дела

Постригайло А. С. («Истец») обратился в Арбитражный суд Республики Хакасия с исковым требованием к членам органов управления о взыскании убытков в пользу ООО «Разрез Аршановский» («Общество») в размере 14 389 620 872,44 руб. Истец через цепочку других обществ (см. схему) владел 25 % долей в уставном капитале Общества. На основании указанного владения Истец полагал, что является законным представителем Общества и имеет право на подачу косвенного иска о взыскании убытков в пользу Общества. Ответчики в свою очередь настаивали на отсутствии соответствующего права.

Схема 2

Аргументация Истца

  • Применяемые по аналогии ст. 53.1, 65.1, 65.2 ГК РФ предоставляют Истцу право, как бенефициарному владельцу Общества, на подачу косвенного иска;
  • Истец в силу опосредованного владения имеет законный интерес в обеспечении сохранности активов Общества;
  • Истец является заинтересованным лицом и в соответствии с ч. 1 ст. 4 АПК РФ имеет право обратиться в суд за защитой своих законных интересов;
  • Иные способы защиты законного интереса в сохранении имущества контролируемого Общества отсутствуют.

Позиция суда

Судами первой и апелляционной инстанции в удовлетворении требований было отказано, аргументация суда была построена следующим образом:

  • С учетом того, что наделение участника полномочием на представление интересов юридического лица является исключением из общего правила (специальной нормой), данная норма не может быть применена по аналогии.
  • Требование о взыскании убытков, причиненных юридическому лицу корпоративного типа (т.е. основанного на членстве), может быть предъявлено либо самой корпорацией, либо его непосредственными участниками, которых закон наделяет полномочиями;
  • Участник корпорации, предъявляя подобное требование преследует свой опосредованный (косвенный) интерес. Интерес такого участника обосновывается наличием у него как истца материально-правового требования, обусловленного недопущением причинения ущерба ему как субъекту гражданско-правовых отношений. Интерес юридического лица в данном случае производен от интересов его участников, так как интересы корпорации предопределяются интересами ее участников. У бенефициарного владельца подобный косвенный интерес отсутствует;
  • Связывание права на взыскание убытков только с наличием интереса, но в отсутствие статуса субъекта правоотношений и объекта защиты интереса участника корпорации, не основано на нормах права.

Заключение

Несмотря на определенные судебные решения, которые могут говорить о расширительном толковании российскими судами прав бенефициаров в отношении подконтрольных компаний, в рассмотренном нами судебном деле бенефициару не удалось предъявить требование о возмещении убытков в пользу общества.

С одной стороны, кажется экономически обоснованным возможность фактических владельцев бизнеса предпринимать определенные действия в отношении принадлежащих им опосредованно компаний, с другой стороны – утрачивается стабильность гражданского оборота, а самостоятельность и независимость юридического лица, обусловленная его правовой природой, во многом теряет свой смысл. Признавая частичное уравнение прав бенефициаров и участников общества, мы признаем и повсеместную необходимость снятия «корпоративной вуали» и привлечения таких бенефициаров к ответственности за нарушения и ошибки общества и его менеджмента. 

 1  Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (ст. ч.13 ст. 3), Письмо Банка России от 15.10.2013 № 12-1-5/1665в, Налоговый кодекс РФ (ст. 105.1 «взаимозависимые лица»).

2  Дело об оспаривании сделок по отчуждению акций № А40-95372/2014, Дело об оспаривании решения общего собрания акционеров № А40-104595/2014
3  Дело № А76-18239/2018
4  Дело № 309-ЭС14-923
5  Дело № А74-5847/2018

Олег Бычков, Партнер Рынки капитала Слияния и поглощения  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Айлана Мункуева, Юрист Рынки капитала Слияния и поглощения Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Мерген Дораев, Партнер Абитраж Слияния и поглощения Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

 
Яндекс.Метрика